Пантум

  • Дата написания:
Гончарова и Ларионов

Восток и нежный и блестящий
В себе открыла Гончарова,
Величье жизни настоящей
У Ларионова сурово.

В себе открыла Гончарова
Павлиньих красок бред и пенье,
У Ларионова сурово
Железного огня круженье.

Павлиньих красок бред и пенье
От Индии до Византии,
Железного огня круженье —
Вой покоряемой стихии.

От Индии до Византии
Кто дремлет, если не Россия?
Вой покоряемой стихии —
Не обновленная ль стихия?

Кто дремлет, если не Россия?
Кто видит сон Христа и Будды?
Не обновленная ль стихия —
Снопы лучей и камней груды?

Кто видит сон Христа и Будды,
Тот стал на сказочные тропы.
Снопы лучей и камней груды —
О, как хохочут рудокопы!

Тот встал на сказочные тропы
В персидских, милых миньятюрах.
О, как хохочут рудокопы
Везде, в полях и шахтах хмурых.

В персидских, милых миньятюрах
Величье жизни настоящей.
Везде, в полях и шахтах хмурых
Восток и нежный, и блестящий.


А вот еще у Гумилёва:

Орёл

Орёл летел все выше и вперед / К Престолу Сил сквозь звездные преддверья, / И был прекрасен царственный полет, / И лоснились коричневые перья. Где жил он прежде? Может быть в плену, / В оковах королевского зверинца, / Кричал, встречая девушку-весну, / Влюбленную в задумчивого принца. И...

Осенняя песня

Осенней неги поцелуй / Горел в лесах звездою алой, / И песнь прозрачно-звонких струй / Казалась тихой и усталой. С деревьев падал лист сухой, / То бледно-желтый, то багряный, / Печально плача над землей / Среди росистого тумана. И солнце пышное вдали / Мечтало снами изобилья / И це...

Надпись на «Колчане» М. Л. Лозинскому

От "Романтических цветов" / И до "Колчана" я все тот же, / Как Рим от хижин до шатров, / До белых портиков и лоджий. / Но верь, изобличитель мой / В измене вечному, что грянет / Заветный час и Рим иной, / Рим звонов и лучей настанет.

От всех заклятий Трисмегиста…

От всех заклятий Трисмегиста - / Орфеевых алмазных слов / Для твари, чистой и нечистой, / Для звезд и адовых столбов Одно осталось. Но могуче / Оно как ты. Ему дано / И править молнией летучей, / И воду претворять в вино. И все мы помним это имя, / Но только редко говорим. / Стыдим...

Конквистадор

От дальних селений, / Сквозь лес и овраги, / На праздник мучений / Собрались бродяги. Палач приготовил / Свой молот зловещий, / И запаха крови / Возжаждали клещи. И пел конквистадор, / Привязан у пальмы: / "До области ада / Изведали даль мы. Вот странные воды, / Где смертный н...

Алжир и Тунис

От Европы старинной / Отровавшись, Алжир, / Как изгнанник невинный, / В знойной Африке сир. И к Италии дальной / Дивно выгнутый мыс / Простирает печальный / Брат Алжира, Тунис. Здесь по-прежнему стойки / Под напором ветров / Башни римской постройки, / Колоннады дворцов. У крутых...