Надпись на «Романтических цветах»

Валентину Кривичу

Вот книга странная,
Арена, где гиены и жирафы
Крадутся от страницы до страницы,
Раскидистые пальмы и платаны
Изгибами уходят за поля.
Вот книга странная
И скучная, быть может.
Что ж! Ласково всегда встречались
У Вас иные и ещё слабее.


А вот еще у Гумилёва:

Пять быков

Я служил пять лет у богача, / Я стерег в полях его коней, / И за то мне подарил богач / Пять быков, приученных к ярму. Одного из них зарезал лев, / Я нашел в траве его следы, / Надо лучше охранять крааль, / Надо на ночь зажигать костер. А второй взбесился и бежал, / Звонкою ужаленный...

Поэт

Я слышал из сада, как женщина пела, / Но я, я смотрел на луну. И я никогда о певице не думал, / Луну в облаках полюбив. Не вовсе чужой я прекрасной богине: / Ответный я чувствую взгляд. Ни ветви дерев, ни летучие мыши / Не скроют меня от него. Во взоры поэтов, забывших про женщин, / От...

Одиночество

Я спал, и смыла пена белая / Меня с родного корабля, / И в черных водах, помертвелая, / Открылась мне моя земля. Она полна конями быстрыми / И красным золотом пещер, / Но ночью вспыхивают искрами / Глаза блуждающих пантер. Там травы славятся узорами / И реки словно зеркала, / Но ро...

Озера

Я счастье разбил с торжеством святотатца, / И нет ни тоски, ни укора, / Но каждою ночью так ясно мне снятся / Большие, ночные озера. На траурно-черных волнах ненюфары, / Как думы мои, молчаливы, / И будят забытые, грустные чары / Серебряно-белые ивы. Луна освещает изгибы дороги, / И ...

Андрей Рублев

Я твердо, я так сладко знаю, / С искусством иноков знаком, / Что лик жены подобен раю, / Обетованному Творцом. Нос - это древа ствол высокий; / Две тонкие дуги бровей / Над ним раскинулись, широки, / Изгибом пальмовых ветвей. Два вещих сирина, два глаза, / Под ними сладостно поют, / ...

Ослепительное

Я тело в кресло уроню, / Я свет руками заслоню / И буду плакать долго, долго, / Припоминая вечера, / Когда не мучило "вчера" / И не томили цепи долга; И в море врезавшийся мыс, / И одинокий кипарис, / И благосклонного Гуссейна, / И медленный его рассказ, / В часы, когда не видит г...

После смерти

Я уйду, убегу от тоски, / Я назад ни за что не взгляну, / Но сжимая руками виски, / Я лицом упаду в тишину. И пойду в голубые сады / Между ласковых серых равнин, / Чтобы рвать золотые плоды, / Потаенные сказки глубин. Гибких трав вечереющий шелк / И второе мое бытие... / Да, сюда н...

Я рад, что он уходит, чад угарный…

Я рад, что он уходит, чад угарный, / Мне двадцать лет тому назад сознанье / Застлавший, как туман кровавый очи / Схватившемуся в ярости за нож; / Что тело женщины меня не дразнит, / Что слово женщины меня не ранит, / Что я в ветвях не вижу рук воздетых, / Не слышу вздохов в шорохе трав...

Я, что мог быть лучшей из поэм…

Я, что мог быть лучшей из поэм, / Звонкой скрипкой или розой белою, / В этом мире сделался ничем, / Вот живу и ничего не делаю. Часто больно мне и трудно мне, / Только даже боль моя какая-то, / Не ездок на огненном коне, / А томленье и пустая маята. Ничего я в жизни не пойму, / Лишь ...