Галла

  • Дата создания:

Восемь дней от Харрара я вел караван
Сквозь Черчерские дикие горы
И седых на деревьях стрелял обезьян,
Засыпал средь корней сикоморы.

На девятую ночь я увидел с горы —
Эту ночь никогда не забуду! —
Там, далёко, в чуть видной равнине, костры,
Точно красные звезды, повсюду.

И помчались один за другими они,
Словно тучи в сияющей сини,
Ночи трижды-святые и странные дни
На широкой галлаской равнине.

Всё, к чему приближался навстречу я тут,
Было больше, чем видел я раньше:
Я смотрел, как огромных верблюдов пасут
У широких прудов великанши;

Как саженного роста галласы, скача
В леопардовых шкурах и львиных,
Убегающих страусов рубят сплеча
На горячих конях-исполинах;

И как поят парным молоком старики
Умирающих змей престарелых,
И, мыча, от меня убегали быки,
Никогда не видавшие белых.

Временами я слышал у входа пещер
Звуки песен и бой барабанов,
И тогда мне казалось, что я Гулливер,
Позабытый в стране великанов.

И таинственный город, тропический Рим,
Шейх-Гуссейн я увидел высокий,
Поклонился мечети и пальмам святым,
Был допущен пред очи пророка.

Жирный негр восседал на персидских коврах,
В полутемной, неубранной зале,
Точно идол, в браслетах, серьгах и перстнях,
Лишь глаза его дивно сверкали.

Я склонился, он мне улыбнулся в ответ,
По плечу меня с лаской ударя,
Я бельгийский ему подарил пистолет
И портрет моего государя.

Всё расспрашивал он, много ль знают о нем
В отдаленной и дикой России…
Вплоть до моря он славен своим колдовством,
И дела его точно благие:

Если мула в лесу ты не можешь найти
Или раб убежал беспокойный,
Всё получишь ты вдруг, обещав принести
Шейх-Гуссейну подарок пристойный.




Стихотворение подчас рассматривают как «поэтический эквивалент» «Африканского дневника» Гумилева: «"Абиссиния" и "Галла" — наиболее близки путевым записям прекрасного русского поэта, мужественного человека, исследователя африканского континента <цит. ст. 1-8>» (Енишерлов В. П., Жизнь и стихи Николая Гумилева // СП(Тб). С. 9).

«Интересно вспомнить связь Гумилева с Рембо. Надо сказать, что Рембо стал одним из первых европейцев, проникших в Харрар. Он намного опередил ученых-путешественников... благодаря знанию туземных языков, энергии и умению обращаться с туземным населением» (Давидсон А., Муза странствий Николая Гумилева. М., 1992. С. 241).

Любопытно, что в историческом контексте Петрограда эпохи военного коммунизма это стихотворение приобрело неожиданное политическое содержание. «Помню, как глухой шум прошел no переполненному рабочими залу, - рассказывал Г. Иванов, — когда Гумилев прочел: "Я бельгийский ему подарил пистолет / И портрет моего Государя". Гумилева уговаривали быть осторожнее. Он смеялся: "Большевики презирают сменовеховцев и уважают саботажников. Я предпочитаю, чтобы меня уважали"» (Иванов Г. В., Гумилев // Иванов Г. В., Собр. соч.: В 3 т. М., 1994. Т.3. С. 551).

Комментарий Д. А. Ольдерогге: «"Сквозь Черчерские дикие горы..." — путь Гумилева шел из Харрара на Шейх-Гуссейн, оттуда через Черчер к железной дороге (восточнее Хаваша). В этом стихотворении несомненные автобиографи­ческие черты. Шейх-Гуссейн — как и Харрар — один из центров мусульманства в восточной части Эфиопии. Гумилев был в Шейх-Гуссейне и привез оттуда коллекции» (цит. по копии комментариев, переданных В. А. Мануйловым в архив В. П. Петрановского).

Галла — см. коммент. к Абиссиния.
Ст. 30. — Шейх-Гуссейн — город в Эфиопии.


Материалы к стихотворению:

📚 Сборники

🤲 Варианты

🌐 Переводы

Китайский язык

Литовский язык

  • Гинтарас Патацкас
    Hala