Два сна

  • Дата написания:

I

Весь двор усыпан песком,
Цветами редкосными вышит,
За ним сиял высокий дом
Своей эмалевою крышей.

А за стеной из тростника,
Работы тщательной и тонкой,
Шумела Желтая река,
И пели лодочники звонко.

Лай-Це ступила на песок,
Обвороженная сияньем,
В лицо ей веял ветерок
Неведомым благоуханьем.

Как будто первый раз на свет
Она взглянула, веял ветер,
Хотя уж целых десять лет
Она жила на этом свете.

И благонравное дитя
Ступало тихо, как во храме,
Совсем неслышно шелестя
Кроваво-красными шелками.

Когда, как будто принесен
Из-под земли, раздался рокот.
Старинный бронзовый дракон
Ворчал на каменных воротах:

«Я пять столетий здесь стою,
А простою еще и десять,
Судьбу тревожную мою
Как следует мне надо взвесить.

Одни и те же на крыльце
Китаечки и китайчонки,
Я помню бабушку Лай-Це,
Когда она была девчонкой.

Одной приснится страшный сон,
Другая влюбится в поэта,
А я, семейный их дракон,
Я должен отвечать за это?»

Его огромные усы
Торчали, тучу разрезая,
Две тоненькие стрекозы
На них сидели, отдыхая.

Он смолк, заслыша тихий зов,
Лай-Це умильные моленья:
«Из персиковых лепестков
Пусть нынче мне дадут варенья!

Пусть в куче розовых камней
Я камень с дырочкой отрою,
И пусть придет ко мне Тен-Вей
Играть до вечера со мною!»

При посторонних не любил
Произносить дракон ни слова,
А в это время подходил
К ним мальчуган большеголовый.

С Лай-Це играл он во дворцы
Стояли средь одной долины,
И были дружны их отцы,
Ученейшие мандарины.

Дракон немедленно забыт,
Лай-Це помчалась за Тен-Веем,
Туда, где озеро блестит,
Павлины ходят по аллеям,

А в павильонах из стекла,
Кругом обсаженных цветами,
Собачек жирных для стола
Откармливают пирожками.

«Скорей, скорей, — кричал Тен-Вей, —
За садом в подземельи хмуром
Посажен связанный злодей,
За дерзость прозванный Манчжуром.

Китай хотел он разорить,
Но оказался между пленных,
Я должен с ним поговорить
О приключениях военных».

Пред ними старый водоём,
А из него, как два алмаза,
Сияют сумрачным огнём
Два кровью налитые глаза.

В широкой рыжей бороде
Шнурками пряди перевиты,
По пояс погружён в воде,
Сидел разбойник знаменитый.

Он крикнул: «Горе, горе всем!
Не посадить меня им на кол,
А эту девочку я съем,
Чтобы отец её оплакал!»

Тен-Вей, стоявший впереди,
Высоко поднял меч картонный:
«А если так, то выходи
Ко мне, грабитель потаённый!

Борись со мною грудь на грудь,
Увидишь, как тебя я кину!»
И хочет дверь он отомкнуть,
Задвижку хочет отодвинуть.

На отвратительном лице
Манчжура радость засияла,
Оцепенелая Лай-Це
Молчит — лишь миг, и всё пропало.

И вдруг испуганный Тен-Вей
Схватился за уши руками…
Кто дёрнул их? Его ушей
Не драть так сильно даже маме.

А две большие полосы
Дрожали в зелени газона,
То тень отбросили усы
Назад летящего дракона.

А дома в этот миг за стол
Садятся оба мандарина
И между них старик, посол
Из отдалённого Тонкина.

Из ста семидесяти блюд
Обед закончен, и беседу
Изящную друзья ведут,
Как дополнение к обеду.

Слуга приводит к ним детей,
Лай-Це с поклоном исчезает,
Но успокоенный Тен-Вей
Стихи старинные читает.

И гости по доске стола
Их такт отстукивают сами
Блестящими, как зеркала,
Полуаршинными ногтями.

Стихи, прочитанные Тен-Веем

Луна уже покинула утёсы,
Прозрачным море золотом полно,
И пьют друзья на лодке остроносой,
Не торопясь, горячее вино.

Смотря, как тучи лёгкие проходят
Сквозь лунный столб, что в море отражён,
Одни из них мечтательно находят,
Что это поезд богдыханских жён;
Другие верят — это к рощам рая
Уходят тени набожных людей;
А третьи с ними спорят, утверждая,
Что это караваны лебедей.

———

Тей-Вей окончил, и посол
Уж рот раскрыл, готов к вопросу,
Когда ударили о стол
Цветок, в его вплетённый косу.

С недоуменьем на лице
Он обернулся приседая,
Смеётся перед ним Лай-Це,
Легка, как серна молодая.

«Я не могу читать стихов,
Но вас порадовать хотела
И самый яркий из цветов
Вплела вам в косу, как умела».

Отец молчит, смущён и зол
На шалость дочки темнокудрой,
Но улыбается посол
Улыбкой ясною и мудрой.

«Здесь, в мире горестей и бед,
В наш век и войн и революций,
Милей забав ребячих - нет,
Нет грубже - так учил Конфуций».


А вот еще у Гумилёва:

Две розы

Перед воротами Эдема / Две розы пышно расцвели, / Но роза - страстности эмблема, / А страстность - детище земли. Одна так нежно розовеет, / Как дева, милым смущена, / Другая, пурпурная, рдеет, / Огнем любви обожжена. А обе на Пороге Знанья... / Ужель Всевышний так судил / И тайну с...

Любовь весной

Перед ночью северной, короткой, / И за нею зори - словно кровь, / Подошла неслышною походкой, / Посмотрела на меня любовь... Отравила взглядом и дыханьем, / Слаще роз дыханьем, и ушла / В белый май с его очарованьем, / В лунные, слепые зеркала... У кого я попрошу совета, / Как до лег...

Жестокой

"Пленительная, злая, неужели / Для вас смешно святое слово: друг? / Вам хочется на вашем лунном теле / Следить касанья только женских рук, "Прикосновенья губ стыдливо-страстных / И взгляды глаз не требующих, да? / Ужели до сих пор в мечтах неясных / Вас детский смех не мучил никогда? "...

Оссиан

По небу бродили свинцовые, тяжкие тучи, / Меж них багровела луна, как смертельная рана. / Зеленого Эрина воин, Кухулин могучий / Упал под мечем короля океана, Сварана. Зловеще рыдали сивиллы седой заклинанья, / Вспенённое море вставало и вновь опадало, / И встретил Сваран исступленный, в ...

Осень

По узкой тропинке / Я шел, упоенный мечтою своей, / И в каждой былинке / Горело сияние чьих-то очей. Сплеталися травы / И медленно пели и млели цветы, / Дыханьем отравы / Зеленой, осенней светло залиты. И в счастье обмана / Последних холодных и властных лучей / Звенел хохот Пана / ...

Невольничья

По утрам просыпаются птицы, / Выбегают в поле газели, / И выходит из шатра европеец, / Размахивая длинным бичом. Он садится под тенью пальмы, / Обвернув лицо зеленой вуалью, / Ставит рядом с собой бутылку виски / И хлещет ленящихся рабов. Мы должны чистить его вещи, / Мы должны стере...

За гробом

Под землей есть тайная пещера, / Там стоят высокие гробницы, / Огненные грезы Люцифера, - / Там блуждают стройные блудницы. Ты умрешь бесславно иль со славой, / Но придет и властно глянет в очи / Смерть, старик угрюмый и костлявый, / Нудный и медлительный рабочий. Понесет тебя по корид...

Под рукой уверенной поэта…

Под рукой уверенной поэта / Струны трепетали в легком звоне, / Струны золотые, как браслеты / Сумрачной царицы беззаконий. Опьянили зоны сладострастья, / И спешили поздние зарницы, / Но недаром звякнули запястья / На руках бледнеющей царицы. И недаром взоры заблистали: / Раб делил с ...

Туркестанские генералы

Под смутный говор, стройный гам, / Сквозь мерное сверканье балов, / Так странно видеть по стенам / Высоких старых генералов. Приветный голос, ясный взгляд, / Бровей седеющих изгибы / Нам ничего не говорят / О том, о чем сказать могли бы. И кажется, что в вихре дней, / Среди сановнико...