Одиссей у Лаэрта

  • Дата написания:

Еще один старинный долг,
Мой рок, еще один священный!
Я не убийца, я не волк,
Я чести сторож неизменный.

Лица морщинистого черт
В уме не стерли вихри жизни.
Тебя приветствую, Лаэрт,
В твоей задумчивой отчизне.

Смотрю: украсили сады
Холмов утесистые скаты.
Какие спелые плоды,
Как сладок запах свежей мяты!

Я слезы кротости пролью,
Я сердце к счастью приневолю,
Я земно кланяюсь ручью,
И бедной хижине, и полю.

И сладко мне, и больно мне
Сидеть с тобой на козьей шкуре,
Я верю — боги в тишине,
А не в смятеньи и не в буре.

Но что мне розовых харит
Неисчислимые услады?!
Над морем встал алмазный щит
Богини воинов, Паллады.

Старик, спеша отсюда прочь,
Последний раз тебя целую
И снова ринусь грудью в ночь
Увидеть бездну грозовую.

Но в час, как Зевсовой рукой
Мой черный жребий будет вынут,
Когда предсмертною тоской
Я буду навзничь опрокинут,

Припомню я не день войны,
Не праздник в пламени и дыме,
Не ласки знойные жены,
Увы, делимые с другими, —

Тебя, твой миртовый венец,
Глаза, безоблачнее неба,
И с нежным именем «отец»
Сойду в обители Эреба.


Переводы:

Английский язык


А вот еще у Гумилёва:

Ты помнишь дворец великанов...

Ты помнишь дворец великанов, / В бассейне серебряных рыб, / Аллеи высоких платанов / И башни из каменных глыб? Как конь золотистый у башен, / Играя, вставал на дыбы, / И белый чепрак был украшен / Узорами тонкой резьбы? Ты помнишь, у облачных впадин / С тобою нашли мы карниз, / Где...

Отравленный

"Ты совсем, ты совсем снеговая, / Как ты странно и страшно бледна! / Почему ты дрожишь, подавая / Мне стакан золотого вина?" Отвернулась печальной и гибкой... / Что я знаю, то знаю давно, / Но я выпью и выпью с улыбкой / Все налитое ею вино. А потом, когда свечи потушат, / И кошмары ...

Анакреонтическая песенка

Ты хочешь чтоб была я смелой? / Так не пугай, поэт, тогда / Моей любви, голубки белой / На небе розовом стыда. Идет голубка по аллее / И в каждом чудится ей враг, / Моя любовь еще нежнее, / Бежит, коль к ней направить шаг. Немой, как статуя Гермеса, / Остановись, и вздрогнет бук, - /...

Ты, жаворонок в горней высоте…

Ты, жаворонок в горней высоте, / Служи отныне, стих мой легкокрылый, / Ее неяркой, но издавна милой / Такой средневековой красоте; Ее глазам, сверкающим зарницам, / И рту, где воля превзошла мечту, / Ее большим глазам - двум странным птицам - / И словно нарисованному рту. Я больше ниче...

11 июля 1911 г.

Ты, лукавый ангел Оли, / Стань серьезней, стань умней! / Пусть Амур девичьей воли, / Кроткий, скромный и неслышный, / Отойдет; а Гименей / Выйдет, радостный и пышный, / С ним дары: цветущий хмель / Да колечко золотое, / Выезд, дом и всё такое, / И в грядущем колыбель.

У ворот Иерусалима…

У ворот Иерусалима / Ангел душу ждет мою, / Я же здесь, и, Серафима / Павловна, я Вас пою. Мне пред ангелом не стыдно, / Долго нам еще терпеть, / Целовать нам долго, видно, / Нас бичующую плеть. Ведь и ты, о сильный ангел, / Сам виновен, потому / Что сбежал разбитый Врангель / И ...