Избиение женихов

  • Дата написания:

Только над городом месяц двурогий
Остро прорезал вечернюю мглу,
Встал Одиссей на высоком пороге,
В грудь Антиноя он бросил стрелу.

Чаша упала из рук Антиноя,
Очи окутал кровавый туман,
Легкая дрожь… и не стало героя,
Лучшего юноши греческих стран.

Схвачены ужасом, встали другие,
Робко хватаясь за щит и за меч.
Тщетно! Уверены стрелы стальные,
Злобно-насмешлива царская речь:

«Что же, князья знаменитой Итаки,
Что не спешите вы встретить царя,
Жертвенной кровью священные знаки
Запечатлеть у его алтаря?

Вы истребляли под грохот тимпанов
Все, что мне было богами дано,
Тучных быков, круторогих баранов,
С кипрских холмов золотое вино.

Льстивые речи шептать Пенелопе,
Ночью ласкать похотливых рабынь —
Слаще, чем биться под музыку копий,
Плавать над ужасом водных пустынь!

Что обо мне говорить вы могли бы?
— Он никогда не вернется домой,
Труп его съели безглазые рыбы
В самой бездонной пучине морской. —

Как? Вы хотите платить за обиды?
Ваши дворцы предлагаете мне?
Я бы не принял и всей Атлантиды,
Всех городов, погребенных на дне!

Звонко поют окрыленные стрелы,
Мерно блестит угрожающий меч,
Все вы, князья, и трусливый и смелый,
Белою грудой готовитесь лечь.

Вот Евримах, низкорослый и тучный,
Бледен… бледнее он мраморных стен,
В ужасе бьется, как овод докучный,
Юною девой захваченный в плен.

Вот Антином… разъяренные взгляды…
Сам он громаден и грузен, как слон,
Был бы он первым героем Эллады,
Если бы с нами отплыл в Илион.

Падают, падают тигры и лани
И никогда не поднимутся вновь.
Что это? Брошены красные ткани,
Или, дымясь, растекается кровь?

Ну, собирайся со мною в дорогу,
Юноша светлый, мой сын Телемах!
Надо служить беспощадному богу,
Богу Тревоги на черных путях.

Снова полюбим влекущую даль мы
И золотой от луны горизонт,
Снова увидим священные пальмы
И опененный, клокочущий Понт.

Пусть незапятнано ложе царицы, —
Грешные к ней прикасались мечты.
Чайки белей и невинней зарницы
Темной и страшной ее красоты».


Переводы:

Английский язык


А вот еще у Гумилёва:

В небесах

Ярче золота вспыхнули дни, / И бежала Медведица-ночь. / Догони ее, князь, догони, / Зааркань и к седлу приторочь! Зааркань и к седлу приторочь, / А потом в голубом терему / Укажи на Медведицу-ночь / Богатырскому Псу своему. Мертвой хваткой вцепляется Пес, / Он отважен, силен и хитер,...

Гиена

Над тростником медлительного Нила, / Где носятся лишь бабочки да птицы, / Скрывается забытая могила / Преступной, но пленительной царицы. Ночная мгла несет свои обманы, / Встает луна, как грешная сирена, / Бегут белесоватые туманы, / И из пещеры крадется гиена. Ее стенанья яростны и гр...

Всё чисто для чистого взора…

Всё чисто для чистого взора: / И царский венец, и суму, / Суму нищеты и позора, - / Я всё беспечально возьму. Пойду я в далекие рощи, / В забытый хозяином сад, / Где б ельник корявый и тощий / Внезапно обрадовал взгляд. Там брошу лохмотья и лягу / И буду во сне королем, / А люди ув...

В моих садах — цветы, в твоих — печаль…

В моих садах - цветы, в твоих - печаль. / Приди ко мне, прекрасною печалью / Заворожи, как дымчатой вуалью, / Моих садов мучительную даль. Ты - лепесток иранских белых роз, / Войди сюда, в сады моих томлений, / Чтоб не было порывистых движений, / Чтоб музыка была пластичных поз, Чтоб п...

Пощади, не довольно ли жалящей боли…

Пощади, не довольно ли жалящей боли, / Темной пытки отчаянья, пытки стыда! / Я оставил соблазн роковых своеволий, / Усмиренный, покорный, я твой навсегда. Слишком долго мы были затеряны в безднах, / Волны-звери, подняв свой мерцающий горб, / Нас крутили и били в объятьях железных / И бр...

Я не буду тебя проклинать…

Я не буду тебя проклинать, / Я печален печалью разлуки, / Но хочу и теперь целовать / Я твои уводящие руки. Все свершилось, о чем я мечтал / Еще мальчиком странно-влюбленным, / Я увидел блестящий кинжал / В этих милых руках обнаженным. Ты подаришь мне смертную дрожь, / А не бледную д...

Одиссей у Лаэрта

Еще один старинный долг, / Мой рок, еще один священный! / Я не убийца, я не волк, / Я чести сторож неизменный. Лица морщинистого черт / В уме не стерли вихри жизни. / Тебя приветствую, Лаэрт, / В твоей задумчивой отчизне. Смотрю: украсили сады / Холмов утесистые скаты. / Какие спел...

Вы все, паладины Зеленого Храма…

Вы все, паладины Зеленого Храма, / Над пасмурным морем следившие румб, / Гонзальво и Кук, Лаперуз и де-Гама, / Мечтатель и царь, генуэзец Колумб! Ганнон Карфагенянин, князь Сенегамбий, / Синдбад-Мореход и могучий Улисс, / О ваших победах гремят в дифирамбе / Седые валы, набегая на мыс! ...

Только глянет сквозь утесы…

Только глянет сквозь утесы / Королевский старый форт, / Как веселые матросы / Поспешат в знакомый порт. Там, хватив в таверне сидру, / Речь ведет болтливый дед, / Что сразить морскую гидру / Может черный арбалет. Темнокожие мулатки / И гадают, и поют, / И несется запах сладкий / ...