Ослепительное

  • Дата написания:

Я тело в кресло уроню,
Я свет руками заслоню
И буду плакать долго, долго,
Припоминая вечера,
Когда не мучило «вчера»
И не томили цепи долга;

И в море врезавшийся мыс,
И одинокий кипарис,
И благосклонного Гуссейна,
И медленный его рассказ,
В часы, когда не видит глаз
Ни кипариса, ни бассейна.

И снова властвует Багдад,
И снова странствует Синдбад,
Вступает с демонами в ссору,
И от египетской земли
Опять уходят корабли
В великолепную Бассору.

Купцам и прибыль и почет.
Но нет; не прибыль их влечет
В нагих степях, над бездной водной;
О тайна тайн, о птица Рок,
Не твой ли дальний островок
Им был звездою путеводной?

Ты уводила моряков
В пещеры джинов и волков,
Хранящих древнюю обиду,
И на висячие мосты
Сквозь темно-красные кусты
На пир к Гаруну-аль-Рашиду.

И я когда-то был твоим,
Я плыл, покорный пилигрим,
За жизнью благостной и мирной,
Чтоб повстречал меня Гуссейн
В садах, где розы и бассейн,
На берегу за старой Смирной.

Когда же… Боже, как чисты
И как мучительны мечты!
Ну что же, раньте сердце, раньте, —
Я тело в кресло уроню,
Я свет руками заслоню
И буду плакать о Леванте.


Варианты:


Переводы:

Венгерский язык


Музыка на стихи:


А вот еще у Гумилёва:

Медиумические явления

Приехал Коля. Тотчас слухи, / Во всех вселившие испуг: / По дому ночью ходят духи / И слышен непонятный стук. Лишь днем не чувствуешь их дури; / Когда ж погаснет в окнах свет, / Они лежат на лиги-куре / Или сражаются в крокет. Испуг ползет, глаза туманя; / Мы все за чаем - что за вид...

Императору

Призрак какой-то неведомой силы, / Ты ль, указавший законы судьбе, / Ты ль, император, во мраке могилы / Хочешь, чтоб я говорил о тебе? Горе мне! Я не трибун, не сенатор, / Я только бедный бродячий певец, / И для чего, для чего, император, / Ты на меня возлагаешь венец? Заперты мне все...

Природе женщины подобны…

Природе женщины подобны, / Зверям и птицам - злись не злись, / Но я, услышав шаг твой дробный, / Душой угадываю рысь. Порой ты, нежная и злая, / Всегда перечащая мне, / Напоминаешь горностая / На ветке снежной при луне. И редко-редко взором кротким, / Не на меня глядя, а вкруг, / Т...

Ночь

Пролетала золотая ночь / И на миг замедлила в пути, / Мне, как другу, захотев помочь, / Ваши письма думала найти - Те, что вы не написали мне... / А потом присела на кровать / И сказала: "Знаешь, в тишине / Хорошо бывает помечтать! Та, другая, вероятно, зла, / Ей с тобой встречаться ...

Пролетела стрела…

Пролетела стрела / Голубого Эрота, / И любовь умерла, / И настала дремота. В сердце легкая дрожь / Золотого похмелья, / Золотого, как рожь, / Как ее ожерелье. Снова лес и поля / Мне открылись как в детстве, / И запутался я / В этом милом наследстве. Легкий шорох шагов, / И на ...

Средневековье

Прошел патруль, стуча мечами, / Дурной монах прокрался к милой, / Над островерхими домами / Неведомое опочило. Но мы спокойны, мы поспорим / Со стражами Господня гнева, / И пахнет звездами и морем / Твой плащ широкий, Женевьева. Ты помнишь ли, как перед нами / Встал храм, чернеющий в...

Поэту

Пусть будет стих твой гибок, но упруг, / Как тополь зеленеющей долины, / Как грудь земли, куда вонзился плуг, / Как девушка, не знавшая мужчины. Уверенную строгость береги: / Твой стих не должен ни порхать, ни биться. / Хотя у музы легкие шаги, / Она богиня, а не танцовщица. И перебойн...

Баллада

Пять коней подарил мне мой друг Люцифер / И одно золотое с рубином кольцо, / Чтобы мог я спускаться в глубины пещер / И увидел небес молодое лицо. Кони фыркали, били копытом, маня / Понестись на широком пространстве земном, / И я верил, что солнце зажглось для меня, / Просияв, как рубин...

Занзибарские девушки

Раз услышал бедный абиссинец, / Что далеко, на севере, в Каире / Занзибарские девушки пляшут / И любовь продают за деньги. А ему давно надоели / Жирные женщины Габеша, / Хитрые и злые сомалийки / И грязные поденщицы Каффы. И отправился бедный абиссинец / На своем единственном муле / ...