Баллада

  • Дата написания:

Влюбленные, чья грусть, как облака,
И неясные задумчивые лэди,
Какой дорогой вас ведет тоска,
К какой еще неслыханной победе
Над чарой вам назначенных наследий?
Где вашей вечной грусти и слезам
Целительный предложится бальзам?
Где сердце запылает, не сгорая?
В какой пустыне явится глазам,
Блеснет сиянье розового рая?

Вот я нашел, и песнь моя легка,
Как память о давно прошедшем бреде,
Могучая взяла меня рука,
Уже слетел к дрожащей Андромеде
Персей в кольчуге из горящей меди.
Пускай вдали пылает лживый храм,
Где я теням молился и словам,
Привет тебе, о родина святая!
Влюбленные, пытайте рок, и вам
Блеснет сиянье розового рая.

В моей стране спокойная река,
В полях и рощах много сладкой снеди,
Там аист ловит змей у тростника,
И в полдень, пьяны запахом камеди,
Кувыркаются рыжие медведи.
И в юном мире юноша Адам,
Я улыбаюсь птицам и плодам,
И знаю я, что вечером, играя,
Пройдет Христос-младенец по водам,
Блеснет сиянье розового рая.

Посылка

Тебе, подруга, эту песнь отдам,
Я веровал всегда твоим стопам,
Когда вела ты, нежа и карая,
Ты знала все, ты знала, что и нам
Блеснет сиянье розового рая.


Переводы:

Греческий язык


А вот еще у Гумилёва:

Я и Вы

Да, я знаю, я вам не пара, / Я пришел из иной страны, / И мне нравится не гитара, / А дикарский напев зурны. Не по залам и по салонам / Темным платьям и пиджакам - / Я читаю стихи драконам, / Водопадам и облакам. Я люблю - как араб в пустыне / Припадает к воде и пьет, / А не рыцаре...

Да! Мир хорош, как старец у порога...

Да! Мир хорош, как старец у порога, / Что путника ведет во имя Бога / В заране предназначенный покой, / А вечером, простой и благодушный, / Приказывает дочери послушной / Войти к нему и стать его женой. Но кто же я, отступник богомольный, / Обретший всё и вечно недовольный, / Сдруживш...

В пустыне

Давно вода в мехах иссякла, / Но, как собака, не умру: / Я в память дивного Геракла / Сперва отдам себя костру. И пусть, пылая, жалят сучья, / Грозит чернеющий Эреб, / Какое странное созвучье / У двух враждующих судеб! Он был героем, я - бродягой, / Он - полубог, я - полузверь, / Н...

Далеко мы с тобой на лыжах…

Далеко мы с тобой на лыжах / Отошли от родимых сел. / Вечер в клочьях багряно-рыжих, / Снег корявые пни замел. Вместе с солнцем иссякла сила, / И в глаза нам взглянула беда. / И тогда ты меня любила, / Целовала меня ты тогда. А теперь ты опять чужая, / И улыбка твоя - не мне. / Нед...

Лаос

Девушка, твои так нежны щеки, / Грудь твоя - как холмик невысокий. Полюби меня, и мы отныне / Никогда друг друга не покинем. Ты взойдешь на легкую пирогу, / Я возьмусь отыскивать дорогу. На слона ты сядешь, и повсюду / Я твоим карнаком верным буду. Если сделаешься ты луною, / Стану туч...

Семирамида

Для первых властителей завиден мой жребий, / И боги не так горды. / Столпами из мрамора в пылающем небе / Укрепились мои сады. Там рощи с цистернами для розовой влаги, / Голубые, нежные мхи, / Рабы и танцовщицы, и мудрые маги, / Короли четырех стихий. Всё манит и радует, всё ясно и бли...

Людям настоящего

Для чего мы не означим / Наших дум горячей дрожью, / Наполняем воздух плачем, / Снами, смешанными с ложью. Для того-ль, чтоб бесполезно, / Без блаженства, без печали / Между Временем и Бездной / Начертить свои спирали. Для того-ли, чтоб во мраке, / Полном снов и изобилья, / Бросить...

Дня и ночи перемены…

Дня и ночи перемены / Мы не в силах превозмочь! / Слышишь дальний рев гиены, / Это значит - скоро ночь. Я несу в мои пустыни / Слезы девичьей тоски. / Вижу звезды, сумрак синий / И сыпучие пески. Лев свирепый, лев голодный, / Ты сродни опасной мгле, / Бродишь, богу неугодный, / П...

Тамаре Платоновне Карсавиной

Долго молили о танце мы вас, но молили напрасно, / Вы улыбнулись и отказали бесстрастно. Любит высокое небо и древние звезды поэт, / Часто он пишет баллады, но редко он ходит в балет. Грустно пошел я домой, чтоб смотреть в глаза тишине. / Ритмы движений не бывших звенели и пели во мне. Толь...