Замбези

  • Дата написания:

Точно медь в самородном железе,
Иглы пламени врезаны в ночь,
Напухают валы на Замбези
И уносятся с гиканьем прочь.

Сквозь неистовство молнии белой
Что-то видно над влажной скалой,
Там могучее черное тело
Налегло на топор боевой.

Раздается гортанное пенье.
Шар земной обтекающих муз
Непреложны повсюду веленья!..
Он поет, этот воин зулус.

«Я дремал в заповедном краале
И услышал рычание льва,
Сердце сжалось от сладкой печали,
Закружилась моя голова.

«Меч метнулся мне в руку, сверкая,
Распахнулась таинственно дверь,
И лежал предо мной, издыхая,
Золотой и рыкающий зверь.

«И запели мне духи тумана:
— Твой навек да прославится гнев!
Ты достойный потомок Дингана,
Разрушитель, убийца и лев! —

«С той поры я всегда наготове,
По ночам мне не хочется спать,
Много, много мне надобно крови,
Чтобы жажду мою утолять.

«За большими, как тучи, горами,
По болотам близ устья реки
Я арабам, торговцам рабами,
Выпускал ассагаем кишки.

«И спускался я к бурам в равнины
Принести на просторы лесов
Восемь ран, украшений мужчины,
И одиннадцать вражьих голов.

«Тридцать лет я по лесу блуждаю,
Не боюсь ни людей, ни огня,
Ни богов… но что знаю, то знаю:
Есть один, кто сильнее меня.

«Это слон в неизведанных чащах,
Он, как я, одинок и велик
И вонзает во всех проходящих
Пожелтевший изломанный клык.

«Я мечтаю о нем беспрестанно,
Я всегда его вижу во сне,
Потому что мне духи тумана
Рассказали об этом слоне.

«С ним борьба для меня бесполезна,
Сердце знает, что буду убит,
Распахнется небесная бездна
И Динган, мой отец, закричит:

«— Да, ты не был трусливой собакой,
Львом ты был между яростных львов,
Так садись между мною и Чакой
На скамье из людских черепов!» —


А вот еще у Гумилёва:

Избиение женихов

Только над городом месяц двурогий / Остро прорезал вечернюю мглу, / Встал Одиссей на высоком пороге, / В грудь Антиноя он бросил стрелу. Чаша упала из рук Антиноя, / Очи окутал кровавый туман, / Легкая дрожь... и не стало героя, / Лучшего юноши греческих стран. Схвачены ужасом, встали ...

Одиссей у Лаэрта

Еще один старинный долг, / Мой рок, еще один священный! / Я не убийца, я не волк, / Я чести сторож неизменный. Лица морщинистого черт / В уме не стерли вихри жизни. / Тебя приветствую, Лаэрт, / В твоей задумчивой отчизне. Смотрю: украсили сады / Холмов утесистые скаты. / Какие спел...

Вы все, паладины Зеленого Храма…

Вы все, паладины Зеленого Храма, / Над пасмурным морем следившие румб, / Гонзальво и Кук, Лаперуз и де-Гама, / Мечтатель и царь, генуэзец Колумб! Ганнон Карфагенянин, князь Сенегамбий, / Синдбад-Мореход и могучий Улисс, / О ваших победах гремят в дифирамбе / Седые валы, набегая на мыс! ...

Только глянет сквозь утесы…

Только глянет сквозь утесы / Королевский старый форт, / Как веселые матросы / Поспешат в знакомый порт. Там, хватив в таверне сидру, / Речь ведет болтливый дед, / Что сразить морскую гидру / Может черный арбалет. Темнокожие мулатки / И гадают, и поют, / И несется запах сладкий / ...

Но в мире есть иные области…

Но в мире есть иные области, / Луной мучительной томимы. / Для высшей силы, высшей доблести / Они навек недостижимы. Там волны с блесками и всплесками / Непрекращаемого танца, / И там летит скачками резкими / Корабль Летучего Голландца. Ни риф, ни мель ему не встретятся, / Но, знак п...

Осенняя песня

Осенней неги поцелуй / Горел в лесах звездою алой, / И песнь прозрачно-звонких струй / Казалась тихой и усталой. С деревьев падал лист сухой, / То бледно-желтый, то багряный, / Печально плача над землей / Среди росистого тумана. И солнце пышное вдали / Мечтало снами изобилья / И це...

Русалка

На русалке горит ожерелье / И рубины греховно-красны, / Это странно-печальные сны / Мирового, больного похмелья. / На русалке горит ожерелье / И рубины греховно-красны. У русалки мерцающий взгляд, / Умирающий взгляд полуночи, / Он блестит, то длинней, то короче, / Когда ветры морски...

Смерти

Нежной, бледной, в пепельной одежде / Ты явилась с ласкою очей. / Не такой тебя встречал я прежде / В трубном вое, в бешенстве мечей. Ты казалась золотисто-пьяной, / Обнажив сверкающую грудь. / Ты среди кровавого тумана / К небесам прорезывала путь. Как у вечно-жаждущей Астреи, / Тво...

Я зажег на горах красный факел войны…

Я зажег на горах красный факел войны. / Разгораяся лижут лазурность огни. / Неужели опять для меня суждены / Эти звонкие, ясно-кристальные дни? На натянутом луке дрожит тетива, / И на поясе бьется сверкающий меч, / Он, безумный, еще не забыл острова, / Голубые моря несмолкаемых сеч. Дл...