Рядами тянутся колонны…

  • Дата написания:

Рядами тянутся колонны
По белым коридорам сна.
Нас путь уводит потаенный
И оглушает тишина.

Мы входим в залу исполинов,
Где звезды светят с потолка,
Где три крылатые быка
Блуждают, цоколи покинув;

Где, на треножник сев стеклянный,
Лукаво опустив глаза,
Бог с головою обезьяны,
С крылами словно стрекоза,

Нам голосом пророчит томным:
«Луна вам будет светлый дом
Или Сатурн — с его огромным
И ярко-пламенным кольцом.

Там неизвестны боль и горе,
Там нет измен и злой молвы,
На звездоплещущем просторе
Получите бессмертье вы.

Вы все забудете, что было,
Своих друзей, своих врагов,
В вас вспыхнет неземная сила
И мудрость ясная богов.

Решайтесь же! ..» Но мы молчали,
И он темнее тучи стал,
И взгляд его острее стали
Колол и ранил, как кинжал.

Он, потрясая гривой рыжей,
Грозил нам манием руки,
Его крылатые быки
К нам подходили ближе, ближе.

Но мы заклятье из заклятий
В тот страшный миг произнесли
И вдохновенно, как Саади,
Воспели радости земли.


А вот еще у Гумилёва:

На берегу моря

Уронила луна из ручек / - Так рассеянна до сих пор - / Веер самых розовых тучек / На морской голубой ковер. Наклонилась... достать мечтает / Серебристой тонкой рукой, / Но напрасно! Он уплывает, / Уносимый быстрой волной. Я б достать его взялся... смело, / Луна, я б прыгнул в поток, ...

Почтовый чиновник

Ушла... Завяли ветки / Сирени голубой, / И даже чижик в клетке / Заплакал надо мной. Что пользы, глупый чижик, / Что пользы нам грустить, / Она теперь в Париже, / В Берлине, может быть. Страшнее страшных пугал / Красивым честный путь, / И нам в наш тихий угол / Беглянки не вернут...

Акростих восьмерка

Фёдор Фёдорович, я Вам / Фейных сказок не создам: / Фею ресторанный гам / Испугает - слово дам. / Да и лучше рюмок звон, / Лучше Браун, что внесён, / Есть он, всё иное вон. / Разве не декан мой он?!

Фидлер, мой первый учитель…

Фидлер, мой первый учитель / И гроза моих юных дней, / Дивно мне! Вы ли хотите / Лестных от жертвы речей? / Если теперь я поэт, что мне в том, / Разве он мне не знаком, / Ужас пред вашим судом?!

Франции

Франция, на лик твой просветленный / Я еще, еще раз обернусь, / И, как в омут, погружусь, бездонный, / В дикую мою, родную Русь. Ты была ей дивною мечтою, / Солнцем стольких несравненных лет, / Но назвать тебя своей сестрою, / Вижу, вижу, было ей не след. Только небо в заревых багрянца...

Хиромант, большой бездельник…

Хиромант, большой бездельник, / Поздно вечером, в Сочельник / Мне предсказывал: "Заметь: / Будут долгие недели / Виться белые метели, / Льды прозрачные синеть. Но ты снегу улыбнешься, / Ты на льду не поскользнешься, / Принесут тебе письмо / С надушенною подкладкой, / И на нем сияе...