Рондолла

  • Дата написания:

Ребенок с видом герцогини,
Голубка сокола страшней, —
Меня не любишь ты, но ныне
Я буду у твоих дверей.

И там стоять я буду, струны
Щипля и в дерево стуча,
Пока внезапно лоб твой юный
Не озарит в окне свеча.

Я запрещу другим гитарам
Поблизости меня звенеть.
Твой переулок — мне: недаром
Я говорю другим: «не сметь».

И я отрежу оба уха
Нахалу, если только он
Куплет свой звонко или глухо
Придет запеть под твой балкон.

Мой нож шевелится как пьяный.
Ну что ж? Кто любит красный цвет?
Кто хочет краски на кафтаны,
Гранатов алых для манжет?

Ах, крови в жилах слишком скучно,
Не вечно ж ей томиться там,
А ночь темна, а ночь беззвучна:
Спешите, трусы, по домам.

Вперед, задиры! Вы без страха,
И нет для вас запретных мест,
На ваших лбах моя наваха
Запечатлеет рваный крест.

Пускай идут, один иль десять,
Рыча, как бешеные псы, —
Я в честь твою хочу повесить
Себе на пояс их носы.

И чрез канаву, что обычно
Марает шелк чулок твоих,
Я мост устрою — и отличный
Из тел красавцев молодых.

Ах, если саван мне обещан
Из двух простынь твоих, — войну
Я подниму средь адских трещин,
Я нападу на Сатану.

Глухая дверь, окно слепое,
Ты можешь слышать голос мой:
Так бык пронзенный, землю роя,
Ревет, а вкруг собачий вой.

О, хоть бы гвоздь был в этой дверце,
Чтоб муки прекратить мои…
К чему мне жить, скрывая в сердце
Томленье злобы и любви?


А вот еще у Гумилёва:

Пятистопные ямбы (Первая редакция)

Я помню ночь, как черную наяду, / В морях под знаком Южного Креста. / Я плыл на юг. Могучих волн громаду / Взрывали мощно лопасти винта, / И встречные суда, очей отраду, / Брала почти мгновенно темнота. О, как я их жалел! Как было странно / Мне думать, что они идут назад / И не остали...

Экваториальный лес

Я поставил палатку на каменном склоне / Абиссинских, сбегающих к западу, гор / И беспечно смотрел, как пылают закаты / Над зеленою крышей далеких лесов. Прилетали оттуда какие-то птицы / С изумрудными перьями в длинных хвостах, / По ночам выбегали веселые зебры, / Мне был слышен их храп...

Детство

Я ребенком любил большие, / Медом пахнущие луга, / Перелески, травы сухие / И меж трав бычачьи рога. Каждый пыльный куст придорожный / Мне кричал: "Я шучу с тобой, / Обойди меня осторожно / И узнаешь, кто я такой!" Только, дикий ветер осенний, / Прошумев, прекращал игру, - / Сердце...

Я сам над собой насмеялся…

Я сам над собой насмеялся / И сам я себя обманул, / Когда мог подумать, что в мире / Есть что-нибудь кроме тебя. Лишь белая в белой одежде, / Как в пеплуме древних богинь, / Ты держишь хрустальную сферу / В прозрачных и тонких перстах. А все океаны, все горы, / Архангелы, люди, цветы...

Снова море

Я сегодня опять услышал, / Как тяжелый якорь ползет, / И я видел, как в море вышел / Пятипалубный пароход. / Оттого-то и солнце дышит, / А земля говорит, поет. Неужель хоть одна есть крыса / В грязной кухне, иль червь в норе, / Хоть один беззубый и лысый / И помешанный на добре, / ...

Пять быков

Я служил пять лет у богача, / Я стерег в полях его коней, / И за то мне подарил богач / Пять быков, приученных к ярму. Одного из них зарезал лев, / Я нашел в траве его следы, / Надо лучше охранять крааль, / Надо на ночь зажигать костер. А второй взбесился и бежал, / Звонкою ужаленный...


Рейтинг@Mail.ru