Шестое чувство

  • Дата написания:

Прекрасно в нас влюбленное вино
И добрый хлеб, что в печь для нас садится,
И женщина, которою дано,
Сперва измучившись, нам насладиться.

Но что нам делать с розовой зарей
Над холодеющими небесами,
Где тишина и неземной покой,
Что делать нам с бессмертными стихами?

Ни съесть, ни выпить, ни поцеловать.
Мгновение бежит неудержимо,
И мы ломаем руки, но опять
Осуждены идти всё мимо, мимо.

Как мальчик, игры позабыв свои,
Следит порой за девичьим купаньем
И, ничего не зная о любви,
Всё ж мучится таинственным желаньем;

Как некогда в разросшихся хвощах
Ревела от сознания бессилья
Тварь скользкая, почуя на плечах
Еще не появившиеся крылья;

Так, век за веком — скоро ли, Господь? —
Под скальпелем природы и искусства,
Кричит наш дух, изнемогает плоть,
Рождая орган для шестого чувства.


Материалы к стихотворению:

О Гумилёве…

  • Галина Темненко.
    Мысль и чувство: об одном стихотворении Н Гумилёва
    Стихотворение «Шестое чувство» написано Николаем Гумилёвым в 1920 году — в пору зрелости. Оно занимает особое место в его творчестве, и в этом плане заслуживает отдельного рассмотрения. Однако само по себе оно представляет одну из интереснейших попыток решения эстетической проблемы поэтическими средствами.
  • Арье Ольман.
    Ibn Ezra, Nikolai Gumilev and the Sixth Sense
    Thinkers and scientists described more new methods of paragnosia complementing the usual five senses – “animal magnetism”, sex instinct, muscle sensitivity, work of vestibular apparatus, and telepathy.

Чужие стихи


Переводы:

Английский язык

Венгерский язык

Испанский язык

Итальянский язык

Литовский язык

Молдавский язык

Немецкий язык

Польский язык

Украинский язык

Эсперанто язык

Вьетнамский язык


Живое чтение:


Музыка на стихи:


Видео:


А вот еще у Гумилёва:

Внимали равнодушно мы…

Внимали равнодушно мы / Волненью древнего размера, / Не увела нас тень Гомера / На Илионские холмы. И только Пушкин из угла / У видел белыми глазами / Полет встревоженного нами / Малоазийского орла.

Внимали сонно мы…

Внимали сонно мы / Певучести размера. / Тень не вела Гомера / Нас на свои холмы. Но Пушкин из yгла / Незрячими глазами / У видел взлет над нами / Зевесова орла.

Скучали мы…

Скучали мы / От чар размера, / Нас стих Гомера, / Звал на холмы.

Когда внимали равнодушно мы…

Когда внимали равнодушно мы / Волненью величавого размера, / Напрасно нас манила тень Гомера / К себе на Илионские холмы. И только белый Пушкин из угла / Увидел неnодвижными глазами / Широкий лет встревоженного нами / Малоазийского орла.

Когда спокойно так и равнодушно мы…

Когда спокойно так и равнодушно мы / Внимали музыке священного размера, / Напрасно за собой звала нас тень Гомера / На Илионские, туманные холмы. Но Пушкин мраморный увидел из угла / Незрячими, навек спокойными глазами / Полет торжественный встревоженного нами / Малоазийского, бессмертн...

Дочь змия

Простерла Змея на горячих ступенях / Зеленой туникой обтянутый стан, / Народ перед нею стоит на коленях, / И струны звенят и грохочет тимпам. И девочке чудно, как выгнуты луки, / Как рвутся слоны, как храпит жеребец, / Но вот перед ней простирающий руки / Двурогой тиарой увенчанный жрец...

Вечер

За тридцать лет я плугом ветерана / Провел ряды неисчислимых гряд, / Но старых ран рубцы еще горят / И умирать еще как будто рано. Вот почему в полях Медиалана / Люблю грозы воинственный раскат: / В тревоге облаков я слушать рад / Далекий гул небесного тарана. Темнеет день, слышнее кро...

Открытие Америки. Песнь четвертая

Мы взошли по горному карнизу / Так высоко за гнездом орла; / Вечер сбросил золотую ризу, / И она на западе легла; / В небе загорались звезды; снизу / Наплывала голубая мгла. Муза ты дрожишь, как в лихорадке, / Взор горит и кудри в беспорядке. / Что с тобой? Разгаданы загадки, / Хитр...

Пятистопные ямбы

Я помню ночь, как черную наяду, / В морях под знаком Южного Креста. / Я плыл на юг; могучих волн громаду / Взрывали мощно лопасти винта, / И встречные суда, очей отраду, / Брала почти мгновенно темнота. О, как я их жалел, как было странно / Мне думать, что они идут назад / И не остали...