Ангел боли

  • Дата написания:

Праведны пути твои, царица,
По которым ты ведешь меня,
Только сердце бьется, словно птица,
Страшно мне от синего огня.

С той поры, как я еще ребенком,
Стоя в церкви, сладко трепетал
Перед профилем девичьим, тонким,
Пел псалмы, молился и мечтал,

И до сей поры, когда во храме
Всемогущей памяти моей
Светят освященными свечами
Столько губ манящих и очей,

Не знавал я ни такого гнета,
Ни такого сладкого огня,
Словно обо мне ты знаешь что-то,
Что навек сокрыто от меня.

Ты пришла ко мне, как ангел боли,
В блеске необорной красоты,
Ты дала неволю слаще воли,
Смертной скорбью истомила… ты

Рассказала о своей печали,
Подарила белую сирень,
И зато стихи мои звучали,
Пели о тебе и ночь и день.

Пусть же сердце бьется, словно птица,
Пусть уж смерть ко мне нисходит… Ах,
Сохрани меня, моя царица,
В ослепительных таких цепях.


Переводы:

Немецкий язык


А вот еще у Гумилёва:

Какая странная нега...

Какая странная нега / В ранних сумерках утра, / В таяньи вешнего снега, / Во всем, что гибнет и мудро. Золотоглазой ночью / Мы вместе читали Данта, / Сереброкудрой зимою / Нам снились розы Леванта. Утром вставай, тоскуя, / Грусти и радуйся скупо, / Весной проси поцелуя / У женщин...

Какое отравное зелье…

Какое отравное зелье / Влилось в моё бытие! / Мученье моё, веселье, / Святое безумье моё.

Какое счастье в Ваш альбом…

Какое счастье в Ваш альбом / Вписать случайные стихи. / Но ах! Узнать о ком, о чем, - / Мешают мне мои грехи.

Юдифь

Какой мудрейшею из мудрых пифий / Поведан будет нам нелицемерный / Рассказ об иудеянке Юдифи, / О вавилонянине Олоферне? Ведь много дней томилась Иудея, / Опалена горячими ветрами, / Ни спорить, ни покорствовать не смея, / Пред красными, как зарево, шатрами. Сатрап был мощен и прекрасе...

Какою музыкой мой слух взволнован...

Какою музыкой мой слух взволнован? / Чьим странным обликом я зачарован? Душа прохладная, теперь опять / Ты мне позволила желать и ждать. Душа просторная, как утром даль, / Ты убаюкала мою печаль. Ее, любившую дорогу в храм, / Сложу молитвенно к твоим ногам. Всё, всё, что искрилось в моей...

Кармен худа, коричневатый…

Кармен худа, коричневатый / Глаза ей сумрак окружил. / Зловещи кос ее агаты, / Сам дьявол кожу ей дубил. Урод - звучит о ней беседа, / Но все мужчины взяты в плен. / Архиепископ из Толедо / Пел мессу у ее колен. Над темно-золотым затылком / Шиньен огромен и блестящ, / Распущенный д...