Дева-птица

  • Дата написания:

Пастух веселый
Поутру рано
Выгнал коров в тенистые долы
Броселианы.

Паслись коровы,
И песню своих веселий
На тростниковой
Играл он свирели.

И вдруг за ветвями
Послышался голос, как будто не птичий,
Он видит птицу, как пламя,
С головкой милой, девичьей.

Прерывно пенье,
Так плачет во сне младенец,
В черных глазах томленье,
Как у восточных пленниц.

Пастух дивится
И смотрит зорко:
— Такая красивая птица,
А стонет так горько. —

Ее ответу
Он внемлет, смущенный:
— Мне подобных нету
На земле зеленой.

— Хоть мальчик-птица,
Исполненный дивных желаний,
И должен родиться
В Броселиане,

Но злая
Судьба нам не даст наслажденья,
Подумай, пастух, должна я
Умереть до его рожденья.

— И вот мне не любы
Ни солнце, ни месяц высокий,
Никому не нужны мои губы
И бледные щеки.

— Но всего мне жальче,
Хоть и всего дороже,
Что птица-мальчик
Будет печальным тоже.

— Он станет порхать по лугу,
Садиться на вязы эти
И звать подругу,
Которой уж нет на свете.

— Пастух, ты наверно грубый,
Ну, что ж, я терпеть умею,
Подойди, поцелуй мои губы
И хрупкую шею.

— Ты юн, захочешь жениться,
У тебя будут дети,
И память о Деве-птице
Долетит до иных столетий. —

Пастух вдыхает запах
Кожи, солнцем нагретой,
Слышит, на птичьих лапах
Звенят золотые браслеты.

Вот уже он в исступленьи,
Что делает, сам не знает,
Загорелые его колени
Красные перья попирают.

Только раз застонала птица,
Раз один застонала,
И в груди ее сердце биться
Вдруг перестало.

Она не воскреснет,
Глаза помутнели,
И грустные песни
Над нею играет пастух на свирели.

С вечерней прохладой
Встают седые туманы,
И гонит он к дому стадо
Из Броселианы.


Переводы:

Английский язык

  • Бартон Раффел, Алла Бураго.
    Bird-Girl

А вот еще у Гумилёва:

Как труп, бессилен небосклон…

Как труп, бессилен небосклон, / Земля - как уличенный тать, / Преступно-тайных похорон / На ней зловещая печать. / Ум человеческий смущен, / В его глубинах - черный страх, / Как стая траурных ворон / На обессиленных полях. Но где же солнце, где луна? / Где сказка - жизнь, и тайна - ...

Неаполь

Как эмаль, сверкает море, / И багряные закаты / На готическом соборе, / Словно гарпии, крылаты; / Но какой античной грязью / Полон город, и не вдруг / К золотому безобразью / Нас приучит буйный юг. Пахнет рыбой и лимоном, / И духами парижанки, / Что под зонтиком зеленым / И несе...

Вечер

Как этот ветер грузен, не крылат! / С надтреснутою дыней схож закат. И хочется подталкивать слегка / Катящиеся вяло облака. В такие медленные вечера / Коней карьером гонят кучера, Сильней веслом рвут воду рыбаки, / Ожесточенней рубят лесники Огромные, кудрявые дубы... / А те, кому дове...

Память

Как я скажу, что я тебя буду помнить всегда, / Ах, я и в память боюсь, как во многое верить! / Буйной толпой набегут и умчатся года, / Столько печали я встречу, что радость ли мерить? Я позабуду. Но, вечно и вечно галдя, / Буду склоняться над омутом прежнего я, / Чтобы припомнить, о чем п...

Загробное мщение

Баллада Как-то трое изловили / На дороге одного / И жестоко колотили, / Беззащитного, его. С переломанною грудью / И с разбитой головой / Он сказал им: "Люди, люди, / Что вы сделали со мной? Не страшны ни Бог, ни черти, / Но клянусь, в мой смертный час, / Притаясь за дверью смерти...

Какая странная нега...

Какая странная нега / В ранних сумерках утра, / В таяньи вешнего снега, / Во всем, что гибнет и мудро. Золотоглазой ночью / Мы вместе читали Данта, / Сереброкудрой зимою / Нам снились розы Леванта. Утром вставай, тоскуя, / Грусти и радуйся скупо, / Весной проси поцелуя / У женщин...