Credo

  • Дата написания:

Откуда я пришел, не знаю…
Не знаю я, куда уйду,
Когда победно отблистаю
В моем сверкающем саду.

Когда исполнюсь красотою,
Когда наскучу лаской роз,
Когда запросится к покою
Душа, усталая от грез.

Но я живу, как пляска теней
В предсмертный час большого дня,
Я полон тайною мгновений
И красной чарою огня.

Мне все открыто в этом мире —
И ночи тень, и солнца свет,
И в торжествующем эфире
Мерцанье ласковых планет.

Я не ищу больного знанья
Зачем, откуда я иду.
Я знаю, было там сверканье
Звезды, лобзающей звезду,

Я знаю, там звенело пенье
Перед престолом красоты,
Когда сплетались, как виденья,
Святые белые цветы.

И жарким сердцем веря чуду,
Поняв воздушный небосклон,
В каких пределах я ни буду,
На все наброшу я свой сон.

Всегда живой, всегда могучий,
Влюбленный в чары красоты.
И вспыхнет радуга созвучий
Над царством вечной пустоты.


Автограф

  • «Путь конквистадоров». Страница 12 | Николай Гумилёв
  • «Путь конквистадоров». Страница 13 | Николай Гумилёв

Переводы:

Английский язык

  • Руперт Мортон.
    Credo

Немецкий язык

  • Ирмгард Вилле.
    Credo

Польский язык

  • Тадеуш Рубникович.
    Credo

Словацкий язык

Монгольский язык


Живое чтение:


Музыка на стихи:


Видео:


А вот еще у Гумилёва:

Над морем встал ночной туман…

Над морем встал ночной туман, / Но сквозь туман еще светлее / Горит луна - большой тюльпан / Заоблачной оранжереи. Экватор спит, пересечен / Двенадцатым меридианом, / И сон как будто уж не сон / Под пламенеющим тюльпаном. Уже не сон, а забытье, / И забытья в нем даже мало, / То кам...

Воспоминание

Над пучиной в полуденный час / Пляшут искры, и солнце лучится, / И рыдает молчанием глаз / Далеко залетевшая птица. Заманила зеленая сеть / И окутала взоры туманом, / Ей осталось лететь и лететь / До конца над немым океаном. Прихотливые вихри влекут, / Бесполезны мольбы и усилья, / ...

Михаилу Леонидовичу Лозинскому

Над сим Гильгамешем трудились / Три мастера, равных друг другу, / Был первым Син-Лики-Унинни, / Вторым был Владимир Шилейко, / Михаил Леонидыч Лозинский / Был третьим. А я, недостойный, / Один на обложку попал.

Городок

Над широкою рекой, / Пояском-мостом перетянутой, / Городок стоит небольшой, / Летописцем не раз помянутый. Знаю, в этом городке - / Человечья жизнь настоящая, / Словно лодочка на реке, / К цели ведомой уходящая. Полосатые столбы / У гауптвахты, где солдатики / Под пронзительный вой...

На острове

Над этим островом какие выси, / Какой туман! / И Апокалипсис был здесь написан, / И умер Пан! / А есть другие: с пальмами, с лугами, / Где весел жнец, / И где позванивают бубенцами / Стада овец. / И с...

Любовь

Надменный, как юноша, лирик / Вошел, не стучася, в мой дом / И просто заметил, что в мире / Я должен грустить лишь о нем. С капризной ужимкой захлопнул / Открытую книгу мою, / Туфлей лакированной топнул, / Едва проронив: не люблю. Как смел он так пахнуть духами! / Так дерзко перстням...

У камина

Наплывала тень... Догорал камин, / Руки на груди, он стоял один, Неподвижный взор устремляя вдаль, / Горько говоря про свою печаль: "Я пробрался вглубь неизвестных стран, / Восемьдесят дней шел мой караван; "Цепи грозных гор, лес, а иногда / Странные вдали чьи-то города, "И не раз из них...

Нас было пять… мы были капитаны…

Нас было пять... мы были капитаны, / Водители безумных кораблей, / И мы переплывали океаны, / Позор для Бога, ужас для людей. Далекие загадочные страны / Нас не пленяли чарою своей, / Нам нравились зияющие раны, / И зарева, и жалкий треск снастей. Наш взор являл туманное ненастье, / ...

Рассыпающая звезды

Не всегда чужда ты и горда / И меня не хочешь не всегда, - Тихо, тихо, нежно, как во сне, / Иногда приходишь ты ко мне. Надо лбом твоим густая прядь, / Мне нельзя ее поцеловать, И глаза большие зажжены / Светами магической луны. Нежный друг мой, беспощадный враг / Так благословен твой ...