Алжир и Тунис

  • Дата написания:

От Европы старинной
Отровавшись, Алжир,
Как изгнанник невинный,
В знойной Африке сир.

И к Италии дальной
Дивно выгнутый мыс
Простирает печальный
Брат Алжира, Тунис.

Здесь по-прежнему стойки
Под напором ветров
Башни римской постройки,
Колоннады дворцов.

У крутых побережий
На зеленом лугу
Липы, ясени те же,
Что на том берегу.

И Атласа громада
Тяжела и черна,
Словно Сиерра-Невада
Ей от века родна.

Этих каменных скатов
Мы боялись, когда
Варварийских пиратов
Здесь гнездились суда.

И кровавились волны,
И молил Сервантес
Вожделенной свободы
У горячих небес.

Но Алжирского бея
Дни давно пронеслись.
За Алжиром, слабея,
Покорился Тунис.

И былые союзы
Вспомнив с этой страной,
Захватили французы
Край наследственный свой.

Ныне эти долины
Игр и песен приют,
С крутизны Константины
Христиан не столкнут.

Нож кривой янычара
Их не срубит голов
И под пулей Жерара
Пал последний из львов.

И в стране, превращенной
В фантастический сад,
До сих пор запрещенный,
Вновь зацвел виноград.

Средь полей кукурузы
Поднялись города,
Где смакуют французы
Смесь абсента и льда.

И глядят бедуины,
Уважая гостей,
На большие витрины
Чужеземных сластей.

Но на север и ныне
Юг оскалил клыки.
Всё ползут из пустыни
Рыжей стаей пески.

Вместо хижин — могилы.
Вместо озера — рвы…
И отходят кабилы,
Огрызаясь, как львы.

Только белый бороться
Рад со всяким врагом,
Вырывает колодцы,
Садит пальмы кругом.

Он выходит навстречу
Этой тучи сухой,
Словно рыцарь на сечу
С исполинской змеей.

И как нежные девы
Золотой старины,
В тихом поле посевы
Им одним спасены.


А вот еще у Гумилёва:

Снова море

Я сегодня опять услышал, / Как тяжелый якорь ползет, / И я видел, как в море вышел / Пятипалубный пароход. / Оттого-то и солнце дышит, / А земля говорит, поет. Неужель хоть одна есть крыса / В грязной кухне, иль червь в норе, / Хоть один беззубый и лысый / И помешанный на добре, / ...

Пять быков

Я служил пять лет у богача, / Я стерег в полях его коней, / И за то мне подарил богач / Пять быков, приученных к ярму. Одного из них зарезал лев, / Я нашел в траве его следы, / Надо лучше охранять крааль, / Надо на ночь зажигать костер. А второй взбесился и бежал, / Звонкою ужаленный...

Поэт

Я слышал из сада, как женщина пела, / Но я, я смотрел на луну. И я никогда о певице не думал, / Луну в облаках полюбив. Не вовсе чужой я прекрасной богине: / Ответный я чувствую взгляд. Ни ветви дерев, ни летучие мыши / Не скроют меня от него. Во взоры поэтов, забывших про женщин, / От...

Одиночество

Я спал, и смыла пена белая / Меня с родного корабля, / И в черных водах, помертвелая, / Открылась мне моя земля. Она полна конями быстрыми / И красным золотом пещер, / Но ночью вспыхивают искрами / Глаза блуждающих пантер. Там травы славятся узорами / И реки словно зеркала, / Но ро...

Озера

Я счастье разбил с торжеством святотатца, / И нет ни тоски, ни укора, / Но каждою ночью так ясно мне снятся / Большие, ночные озера. На траурно-черных волнах ненюфары, / Как думы мои, молчаливы, / И будят забытые, грустные чары / Серебряно-белые ивы. Луна освещает изгибы дороги, / И ...

Андрей Рублев

Я твердо, я так сладко знаю, / С искусством иноков знаком, / Что лик жены подобен раю, / Обетованному Творцом. Нос - это древа ствол высокий; / Две тонкие дуги бровей / Над ним раскинулись, широки, / Изгибом пальмовых ветвей. Два вещих сирина, два глаза, / Под ними сладостно поют, / ...