От всех заклятий Трисмегиста…

  • Дата написания:

От всех заклятий Трисмегиста —
Орфеевых алмазных слов
Для твари, чистой и нечистой,
Для звезд и адовых столбов

Одно осталось. Но могуче
Оно как ты. Ему дано
И править молнией летучей,
И воду претворять в вино.

И все мы помним это имя,
Но только редко говорим.
Стыдимся мы входить слепыми
В сияющий Иерусалим.

Ты, стройная, одно несмело
Сказала: «Вот пришла любовь!»
И зазвенела, и запела,
Ожила огненная кровь.

Я на щеке твоей, согретой
Лучами солнца, целовал
И тени трав, и пламень лета,
И неба синего кристалл.


А вот еще у Гумилёва:

Альбом или слон

О, самой нежной из кузин / Легко и надоесть стихами. / И мне всё снится магазин / На Невском, только со слонами. Альбом, принадлежащий ей, / Любовною рукой моей / Быть может не к добру наполнен, / Он ни к чему... ведь в смене дней / Меня ей только слон напомнит.

О, сила женского кокетства…

О, сила женского кокетства! / В моих руках оно само, / Мной ожидаемое с детства / Четырехстопное письмо! Хоть вы писали из каприза, / Но дар кокетства всё же дар. / Быть может, вы и Элоиза, / Но я? Какой я Абеляр? Вы там на поэтичной званке / Державинской, увы! увы! / А петроградск...

Франция

О, Франция, ты призрак сна, / Ты только образ, вечно милый, / Ты только слабая жена / Народов грубости и силы. Твоя разряженная рать, / Твои мечи, твои знамена - / Они не в силах отражать / Тебе враждебные племена. Когда примчалася война / С железной тучей иноземцев, / То ты была п...

За что

О, что за скучная забота / Пусканье мыльных пузырей! / Ну, так и кажется, что кто-то / Нам карты сдал без козырей. В них лучезарное горенье, / А в нас тяжелая тоска - / Нам без надежды, без волненья / Проигрывать наверняка. О нет! Из всех возможных счастий / Мы выбираем лишь одно, / ...

Об озерах, о павлинах белых…

Об озерах, о павлинах белых, / О закатно-лунных вечерах, / Вы мне говорили, о несмелых / И пророческих своих мечтах. Словно нежная Шахерезада / Завела магический рассказ, / И казалось, ничего не надо / Кроме этих озаренных глаз. А потом в смятеньи <...> туманных / Мне, кто был ...

Вступление

Оглушенная ревом и топотом, / Облеченная в пламя и дымы, / О тебе, моя Африка, шёпотом / В небесах говорят серафимы. И твое раскрывая Евангелье, / Повесть жизни ужасной и чудной, / О неопытном думают ангеле, / Что приставлен к тебе, безрассудной. Про деянья свои и фантазии, / Про зве...