Рабочий

  • Дата написания:

Он стоит пред раскаленным горном,
Невысокий старый человек.
Взгляд спокойный кажется покорным
От миганья красноватых век.

Все товарищи его заснули,
Только он один еще не спит:
Все он занят отливаньем пули,
Что меня с землею разлучит.

Кончил, и глаза повеселели.
Возвращается. Блестит луна.
Дома ждет его в большой постели
Сонная и теплая жена.

Пуля им отлитая, просвищет
Над седою, вспененной Двиной,
Пуля, им отлитая, отыщет
Грудь мою, она пришла за мной.

Упаду, смертельно затоскую,
Прошлое увижу наяву,
Кровь ключом захлещет на сухую,
Пыльную и мятую траву.

И Господь воздаст мне полной мерой
За недолгий мой и горький век.
Это сделал в блузе светло-серой
Невысокий старый человек.


Материалы к стихотворению:

Критика

О Гумилёве…

  • А. Михайлов.
    Николай Гумилёв и Николай Клюев
    Десятые годы XX в. были, вероятно, последним перекрестком в истории России, где еще могли сталкиваться, пересекаться или просто встречаться и расходиться люди, совершенно далекие друг от друга по своей сословной принадлежности, духовным идеалам и социально-политическим убеждениям.
  • Даниил Огнев.
    Образ смерти-рабочего у Н. С. Гумилёва в свете творческой эволюции
    В статье исследуется образ смерти-рабочего в поэзии Н. С. Гумилёва. На основе анализа этого образа в стихотворениях «За гробом» (1907) и «Рабочий» (1916) делаются выводы о характере изменений, произошедших в творческой системе Н. Гумилёва за девятилетний период, а сам образ рассматривается как отражение творческой эволюции поэта.

Переводы:

Английский язык

Болгарский язык

Испанский язык

  • Ксения Дьяконова, Хосе Матео.
    El obrero

Немецкий язык

Польский язык

  • Збигнев Дмитроча.
    Robotnik

Сербский язык

Французский язык

Чешский язык


Живое чтение:


Музыка на стихи:


Видео:


А вот еще у Гумилёва:

В четыре руки

Звуки вьются, звуки тают... / То по гладкой белой кости / Руки девичьи порхают, / Словно сказочные гостьи. И одни из них так быстры, / Рассыпая звуки-искры, / А другие величавы, / Вызывая грезы славы. За спиною так лениво / В вазе нежится сирень, / И не грустно, что дождливый / П...

Красное море

Здравствуй, Красное Море, акулья уха, / Негритянская ванна, песчаный котел! / На утесах твоих, вместо влажного мха, / Известняк, словно каменный кактус, расцвел. На твоих островах в раскаленном песке, / Позабыты приливом, растущим в ночи, / Издыхают чудовища моря в тоске: / Осьминоги, т...

В Бретани

Здравствуй, море! Ты из тех морей, / По которым плавали галеры, / В шелковых кафтанах кавалеры / Покоряли варварских царей. Только странно, я люблю скорей / Те моря суровые без меры, / Где акулы, спруты и химеры - / Ужас чернокожих рыбарей. Те моря... я слушаю их звоны, / Ясно вижу и...

Купанье

Зеленая вода дрожит легко, / Трава зеленая по склонам, / И молодая девушка в трико / Купальном, ласковом, зеленом; И в черном я. Так черен только грех, / Зачатый полночью бессонной, / А может быть и зреющий орех / В соседней заросли зеленой. Мы вместе плаваем в пруду. Дразня, / Она о...

Тразименское озеро

Зеленое, всё в пенистых буграх, / Как горсть воды, из океана взятой, / Но пригоршней гиганта чуть разжатой, / Оно томится в плоских берегах. Не блещет плуг на мокрых бороздах, / И медлен буйвол грузный и рогатый, / Здесь темной думой удручен вожатый, / Здесь зреет хлеб, но лавр уже зача...

Открытие летнего сезона

Зимнее стало, как сон, / Вот, отступает всё дале, / Летний же начат сезон / Олиным salto-mortale. Время и гроз, и дождей; / Только мы назло погоде / Всё не бросаем вожжей, / Не выпускаем поводий. Мчится степенный Силач / Рядом с Колиброю рьяной, / Да и Красавчик, хоть вскачь, / В...

Злобный гений, царь сомнений…

Злобный гений, царь сомнений, / Ты опять ко мне пришел, / И, желаньем утомленный, потревоженный и сонный, / Я покой в тебе обрел. Вечно жить среди мучений, среди тягостых сомнений - / Это сильных идеал. / Ничего не созидая, ненавидя, презирая / И блистая, как кристалл. Назади мне слышн...

Рассвет

Змей взглянул, и огненные звенья / Потянулись, медленно бледнея, / Но горели яркие каменья / На груди властительного Змея. Как он дивно светел, дивно страшен! / Но Павлин и строг и непонятен, / Золотистый хвост его украшен / Тысячею многоцветных пятен. Молчаливо ждали у преддверья, / ...

И взор наклоняя к равнинам…

...И взор наклоняя к равнинам, / Он лгать не хотел предо мной. / - Сеньеры, с одним дворянином, / Имели мы спор небольшой...