Вступление

  • Дата написания:

Оглушенная ревом и топотом,
Облеченная в пламя и дымы,
О тебе, моя Африка, шёпотом
В небесах говорят серафимы.

И твое раскрывая Евангелье,
Повесть жизни ужасной и чудной,
О неопытном думают ангеле,
Что приставлен к тебе, безрассудной.

Про деянья свои и фантазии,
Про звериную душу послушай,
Ты, на дереве древнем Евразии
Исполинской висящая грушей.

Обреченный тебе, я поведаю
О вождях в леопардовых шкурах,
Что во мраке лесов за победою
Водят полчища воинов хмурых;

О деревнях с кумирами древними,
Что смеются улыбкой недоброй,
И о львах, что стоят над деревнями
И хвостом ударяют о ребра.

Дай за это дорогу мне торную,
Там где нету пути человеку,
Дай назвать моим именем черную,
До сих пор неоткрытую реку.

И последняя милость, с которою
Отойду я в селенья святые,
Дай скончаться под той сикоморою,
Где с Христом отдыхала Мария.


Автограф

  • Вступление | Николай Гумилёв

Переводы:

Английский язык

Чешский язык

  • Мария Марчанова.
    Afrika

Живое чтение:


А вот еще у Гумилёва:

Скучали мы…

Скучали мы / От чар размера, / Нас стих Гомера, / Звал на холмы.

Когда внимали равнодушно мы…

Когда внимали равнодушно мы / Волненью величавого размера, / Напрасно нас манила тень Гомера / К себе на Илионские холмы. И только белый Пушкин из угла / Увидел неnодвижными глазами / Широкий лет встревоженного нами / Малоазийского орла.

Когда спокойно так и равнодушно мы…

Когда спокойно так и равнодушно мы / Внимали музыке священного размера, / Напрасно за собой звала нас тень Гомера / На Илионские, туманные холмы. Но Пушкин мраморный увидел из угла / Незрячими, навек спокойными глазами / Полет торжественный встревоженного нами / Малоазийского, бессмертн...

Дочь змия

Простерла Змея на горячих ступенях / Зеленой туникой обтянутый стан, / Народ перед нею стоит на коленях, / И струны звенят и грохочет тимпам. И девочке чудно, как выгнуты луки, / Как рвутся слоны, как храпит жеребец, / Но вот перед ней простирающий руки / Двурогой тиарой увенчанный жрец...

Вечер

За тридцать лет я плугом ветерана / Провел ряды неисчислимых гряд, / Но старых ран рубцы еще горят / И умирать еще как будто рано. Вот почему в полях Медиалана / Люблю грозы воинственный раскат: / В тревоге облаков я слушать рад / Далекий гул небесного тарана. Темнеет день, слышнее кро...

Открытие Америки. Песнь четвертая

Мы взошли по горному карнизу / Так высоко за гнездом орла; / Вечер сбросил золотую ризу, / И она на западе легла; / В небе загорались звезды; снизу / Наплывала голубая мгла. Муза ты дрожишь, как в лихорадке, / Взор горит и кудри в беспорядке. / Что с тобой? Разгаданы загадки, / Хитр...