Отъезжающему

  • Дата написания:

Нет, я не в том тебе завидую
С такой мучительной обидою,
        Что уезжаешь ты и вскоре
        На Средиземном будешь море.

И Рим увидишь, и Сицилию,
Места любезные Виргилию,
        В благоухающей, лимонной
        Трущобе сложишь стих влюбленный.

Я это сам не раз испытывал,
Я солью моря грудь пропитывал,
        Над Арно, Данте чтя обычай,
        Слагал сонеты Беатриче.

Что до природы мне, до древности,
Когда я полон жгучей ревности,
        Ведь ты во всем ее убранстве
        Увидел Музу Дальних Странствий.

Ведь для тебя в руках изменницы
В хрустальном кубке нектар пенится,
        И огнедышащей беседы
        Ты знаешь молнии и бреды.

А я, как некими гигантами,
Торжественными фолиантами
        От вольной жизни заперт в нишу,
        Её не вижу и не слышу.


А вот еще у Гумилёва:

Ангел

Крылья плещут в небесах, как знамя, / Орлий клекот, бешеный полет - / Половина туловища - пламя, / Половина туловища - лед...

Утешение

Кто лежит в могиле, / Слышит дивный звон, / Самых белых лилий / Чует запах он. Кто лежит в могиле, / Видит вечный свет, / Серафимских крылий / Переливный снег. Да, ты умираешь, / Руки холодны, / И сама не знаешь / Неземной весны. Но идешь ты к раю / По моей мольбе, / Это так...

Левин, Левин, ты суров…

Левин, Левин, ты суров, / Мы без дров, / Ты ж высчитываешь триста / Мерзких ленинских рублей / С каталей / Виртуозней даже Листа. В пятисотенный альбом / Я влеком / И пишу строфой Роснара, / Но у бледных губ моих / Стынет стих / Се...

Видение

Лежал истомленный на ложе болезни / (Что горше, что тягостней ложа болезни?), / И вдруг загорелись усталые очи, / Он видит, он слышит в священном восторге - / Выходят из мрака, выходят из ночи / Святой Пантелеймон и воин Георгий. Вот речь начинает святой Пантелеймон / (Так сладко, когда...

Лето

Лето было слишком знойно, / Солнце жгло с небесной кручи, - / Тяжело и беспокойно, / Словно львы, бродили тучи. / В это лето пробегало / В мыслях, в воздухе, в природе / Золотое покрывало / Из гротесок и пародий. / Точно кто-то, нам знакомый, / Уходил к пределам рая, / А за ним с...

Портрет

Лишь черный бархат, на котором / Забыт сияющий алмаз, / Сумею я сравнить со взором / Ее почти поющих глаз. Ее фарфоровое тело / Томит неясной белизной, / Как лепесток сирени белой / Под умирающей луной. Пусть руки нежно-восковые, / Но кровь в них так же горяча, / Как перед образом ...