Воспоминание

  • Дата написания:

Над пучиной в полуденный час
Пляшут искры, и солнце лучится,
И рыдает молчанием глаз
Далеко залетевшая птица.

Заманила зеленая сеть
И окутала взоры туманом,
Ей осталось лететь и лететь
До конца над немым океаном.

Прихотливые вихри влекут,
Бесполезны мольбы и усилья,
И на землю ее не вернут
Утомленные белые крылья.

И когда я увидел твой взор,
Где печальные скрылись зарницы,
Я заметил в нем тот же укор,
Тот же ужас измученной птицы.



Теги:

Материалы к стихотворению:

Письма


Переводы:

Английский язык

  • Бартон Раффел, Алла Бураго.
    Recollection

Музыка на стихи:


А вот еще у Гумилёва:

Пятистопные ямбы (Первая редакция)

Я помню ночь, как черную наяду, / В морях под знаком Южного Креста. / Я плыл на юг. Могучих волн громаду / Взрывали мощно лопасти винта, / И встречные суда, очей отраду, / Брала почти мгновенно темнота. О, как я их жалел! Как было странно / Мне думать, что они идут назад / И не остали...

Экваториальный лес

Я поставил палатку на каменном склоне / Абиссинских, сбегающих к западу, гор / И беспечно смотрел, как пылают закаты / Над зеленою крышей далеких лесов. Прилетали оттуда какие-то птицы / С изумрудными перьями в длинных хвостах, / По ночам выбегали веселые зебры, / Мне был слышен их храп...

Детство

Я ребенком любил большие, / Медом пахнущие луга, / Перелески, травы сухие / И меж трав бычачьи рога. Каждый пыльный куст придорожный / Мне кричал: "Я шучу с тобой, / Обойди меня осторожно / И узнаешь, кто я такой!" Только, дикий ветер осенний, / Прошумев, прекращал игру, - / Сердце...

Я сам над собой насмеялся…

Я сам над собой насмеялся / И сам я себя обманул, / Когда мог подумать, что в мире / Есть что-нибудь кроме тебя. Лишь белая в белой одежде, / Как в пеплуме древних богинь, / Ты держишь хрустальную сферу / В прозрачных и тонких перстах. А все океаны, все горы, / Архангелы, люди, цветы...

Снова море

Я сегодня опять услышал, / Как тяжелый якорь ползет, / И я видел, как в море вышел / Пятипалубный пароход. / Оттого-то и солнце дышит, / А земля говорит, поет. Неужель хоть одна есть крыса / В грязной кухне, иль червь в норе, / Хоть один беззубый и лысый / И помешанный на добре, / ...

Пять быков

Я служил пять лет у богача, / Я стерег в полях его коней, / И за то мне подарил богач / Пять быков, приученных к ярму. Одного из них зарезал лев, / Я нашел в траве его следы, / Надо лучше охранять крааль, / Надо на ночь зажигать костер. А второй взбесился и бежал, / Звонкою ужаленный...