Озеро Чад

  • Дата написания:

        На таинственном озере Чад
        Посреди вековых баобабов
        Вырезные фелуки стремят
        На заре величавых арабов.
        По лесистым его берегам
        И в горах, у зеленых подножий,
        Поклоняются страшным богам
        Девы-жрицы с эбеновой кожей.

Я была женой могучего вождя,
Дочерью властительного Чада,
Я одна во время зимнего дождя
Совершала таинство обряда.
Говорили — на сто миль вокруг
Женщин не было меня светлее,
Я браслетов не снимала с рук.
И янтарь всегда висел на шее.

        Белый воин был так строен,
        Губы красны, взор спокоен,
        Он был истинным вождем;
        И открылась в сердце дверца,
        А когда нам шепчет сердце,
        Мы не боремся, не ждем.
        Он сказал мне, что едва ли
        И во Франции видали
        Обольстительней меня,
        И как только день растает,
        Для двоих он оседлает
        Берберийского коня.

Муж мой гнался с верным луком,
Пробегал лесные чащи,
Перепрыгивал овраги,
Плыл по сумрачным озерам
И достался смертным мукам;
Видел только день палящий
Труп свирепого бродяги,
Труп покрытого позором.

        А на быстром и сильном верблюде,
        Утопая в ласкающей груде
        Шкур звериных и шелковых тканей,
        Уносилась я птицей на север,
        Я ломала мой редкостный веер,
        Упиваясь восторгом заране.
        Раздвигала я гибкие складки
        У моей разноцветной палатки
        И, смеясь, наклонялась в оконце,
        Я смотрела, как прыгает солнце
        В голубых глазах европейца.

А теперь, как мертвая смоковница,
У которой листья облетели,
Я ненужно-скучная любовница,
Словно вещь, я брошена в Марселе.
Чтоб питаться жалкими отбросами,
Чтобы жить, вечернею порою
Я пляшу пред пьяными матросами,
И они, Смеясь, владеют мною.
Робкий ум мой обессилен бедами,
Взор мой с каждым часом угасает…
Умереть? Но там, в полях неведомых,
Там мой муж, он ждет и не прощает.



Материалы к стихотворению:

Письма


Переводы:

Английский язык

Белорусский язык

Якутский язык


А вот еще у Гумилёва:

На Дуксе ли, на Бенце ль я…

На Дуксе ли, на Бенце ль я, - / Верхом на какаду, / На вечер в доме Вен(т)целя / Всегда я попаду.

На камине свеча догорала, мигая…

На камине свеча догорала, мигая, / Отвечая дрожаньем случайному звуку. / Он, согнувшись, сидел на полу, размышляя, / Долго ль можно терпеть нестерпимую муку. Вспоминал о любви, об ушедшей невесте, / Об обрывках давно миновавших событий, / И шептал: "О, убейте меня, о, повесьте, / Заброс...

На льдах тоскующего полюса…

На льдах тоскующего полюса, / Где небосклон туманом стерт, / Я без движенья и без голоса, / Окровавленный, распростерт. Глаза нагнувшегося демона, / Его лукавые уста... / И манит смерть, всегда, везде она / Так непостижна и проста. Из двух соблазнов, что я выберу, / Что слаще - сон и...

Поэма об издательстве

На Надеждинской улице / Жил один / Издатель стихов / По прозванию / Господин / Блох. / Всем хорош - / Лишь одним / Он был плох: / Фронтисписы очень любил / Блох. / Фронтиспис его и сгубил, / Ох! Труден издателя путь и тернист, / А тут еще титул, шмуцтитул и титульный лист....

Грёза ночная и тёмная

На небе сходились тяжелые, грозные тучи, / Меж них багровела луна, как смертельная рана, / Зеленого Эрина воин, Кухулин могучий / Упал под мечем короля океана, Сварана. И волны шептали сибиллы седой заклинанья, / Шатались деревья от песен могучего вала, / И встретил Сваран исступленный в ...

На полярных морях и на южных…

На полярных морях и на южных, / По изгибам зеленых зыбей, / Меж базальтовых скал и жемчужных / Шелестят паруса кораблей. Быстрокрылых ведут капитаны, / Открыватели новых земель, / Для кого не страшны ураганы, / Кто изведал мальстремы и мель, Чья не пылью затерянных хартий, - / Солью ...


Рейтинг@Mail.ru