Сказка

  • Дата написания:
Тэффи

На скале, у самого края,
Где река Елизабет, протекая,
Скалит камни, как зубы, был замок.

На его зубцы и бойницы
Прилетали тощие птицы,
Глухо каркали, предвещая.

А внизу, у самого склона,
Залегала берлога дракона,
Шестиногого, с рыжей шерстью.

Сам хозяин был черен, как в дегте,
У него были длинные когти,
Гибкий хвост под плащем он прятал.

Жил он скромно, хотя не медведем,
И известно было соседям,
Что он просто-напросто дьявол.

Но соседи его были тоже
Подозрительной масти и кожи,
Ворон, оборотень и гиена.

Собирались они и до света
Выли у реки Елизабета,
А потом в домино играли.

И так быстро летело время,
Что простое крапивное семя
Успевало взойти крапивой.

Это было еще до Адама,
В небесах жил не Бог, а Брама,
И на все он смотрел сквозь пальцы.

Жить да жить бы им без печали!
Но однажды в ночь переспали
Вместе оборотень и гиена.

И родился у них ребенок,
Не то птица, не то котенок,
Он радушно был взят в компанью.

Вот собрались они как обычно
И, повыв над рекой отлично,
Как всегда, за игру засели.

И играли, играли, играли,
Как играть приходилось едва ли
Им, до одури, до одышки.

Только выиграл все ребенок:
И бездонный пивной бочонок,
И поля, и угодья, и замок.

Закричал, раздувшись как груда:
«Уходите вы все отсюда,
Я ни с кем не стану делиться!

«Только добрую, старую маму
Посажу я в ту самую яму,
Где была берлога дракона». —

Вечером по берегу Елизабета
Ехала черная карета,
А в карете сидел старый дьявол.

Позади тащились другие,
Озабоченные, больные,
Глухо кашляя, подвывая.

Кто храбрился, кто ныл, кто сердился…
А тогда уж Адам родился,
Бог спаси Адама и Еву!


Переводы:

Литовский язык

  • Гинтарас Патацкас.
    Pasaka

Чешский язык


Музыка на стихи:


А вот еще у Гумилёва:

Вечер

Еще один ненужный день, / Великолепный и ненужный! / Приди, ласкающая тень, / И душу смутную одень / Своею ризою жемчужной. И ты пришла... ты гонишь прочь / Зловещих птиц - мои печали. / О, повелительница ночь, / Никто не в силах превозмочь / Победный шаг твоих сандалий! От звезд с...

Renvoi

Еще ослепительны зори, / И перья багряны у птиц, / И много есть в девичьем взоре / Еще не прочтенных страниц. И линии строги и пышны, / Прохладно дыханье морей, / И звонкими веснами слышны / Вечерние отклики фей. Но греза моя недовольна, / В ней голос тоски задрожал, / И сердцу муч...

Живала Ниагара…

Живала Ниагара / Близ озера Дели, / Любовью к Ниагаре / Вожди все летели.

Старая дева

Жизнь печальна, жизнь пустынна, / И не сжалится никто; / Те же вазочки в гостиной, / Те же рамки и плато. Томик пыльный, томик серый / Я беру, тоску кляня, / Но и в книгах кавалеры / Влюблены, да не в меня. А меня совсем иною / Отражают зеркала: / Я наяда под луною / В зыби водно...

Невеста льва

Жрец решил. Народ, согласный / С ним, зарезал мать мою: / Лев пустынный, бог прекрасный, / Ждет меня в степном раю. Мне не страшно, я ли скроюсь / От грозящего врага? / Я надела алый пояс, / Янтари и жемчуга. Вот в пустыне я и кличу: / "Солнце-зверь, я заждалась, / Приходи терзать ...

Мечты

За покинутым, бедным жилищем, / Где чернеют остатки забора, / Старый ворон с оборванным нищим / О восторгах вели разговоры. Старый ворон в тревоге всегдашней / Говорил, трепеща от волненья, / Что ему на развалинах башни / Небывалые снились виденья. Что в полете воздушном и смелом / О...