Родос

  • Дата написания:
Памяти М. А. Кузьминой-Караваевой

На полях опаленных Родоса
Камни стен и в цвету тополя
Видит зоркое сердце матроса
В тихий вечер с кормы корабля.

Там был рыцарский орден: соборы,
Цитадель, бастионы, мосты,
И на людях простые уборы,
Но на них золотые кресты.

Не стремиться ни к славе, ни к счастью,
Все равны перед взором Отца,
И не дать покорить самовластью
Посвященные небу сердца!

Но в долинах старинных поместий,
Посреди кипарисов и роз,
Говорить о Небесной Невесте,
Охраняющей нежный Родос!

Наше бремя — тяжелое бремя:
Труд зловещий дала нам судьба,
Чтоб прославить на краткое время,
Нет, не нас, только наши гроба.

Нам брести в смертоносных равнинах,
Чтоб узнать, где родилась река,
На тяжелых и гулких машинах
Грозовые пронзать облака;

В каждом взгляде тоска без просвета,
В каждом вздохе томительный крик, —
Высыхать в глубине кабинета
Перед пыльными грудами книг.

Мы идем сквозь туманные годы,
Смутно чувствуя веянье роз,
У веков, у пространств, у природы,
Отвоевывать древний Родос.

Но, быть может, подумают внуки,
Как орлята тоскуя в гнезде:
«Где теперь эти крепкие руки,
Эти Души горящие — где?»


А вот еще у Гумилёва:

Альбом или слон

О, самой нежной из кузин / Легко и надоесть стихами. / И мне всё снится магазин / На Невском, только со слонами. Альбом, принадлежащий ей, / Любовною рукой моей / Быть может не к добру наполнен, / Он ни к чему... ведь в смене дней / Меня ей только слон напомнит.

О, сила женского кокетства…

О, сила женского кокетства! / В моих руках оно само, / Мной ожидаемое с детства / Четырехстопное письмо! Хоть вы писали из каприза, / Но дар кокетства всё же дар. / Быть может, вы и Элоиза, / Но я? Какой я Абеляр? Вы там на поэтичной званке / Державинской, увы! увы! / А петроградск...

Франция

О, Франция, ты призрак сна, / Ты только образ, вечно милый, / Ты только слабая жена / Народов грубости и силы. Твоя разряженная рать, / Твои мечи, твои знамена - / Они не в силах отражать / Тебе враждебные племена. Когда примчалася война / С железной тучей иноземцев, / То ты была п...

За что

О, что за скучная забота / Пусканье мыльных пузырей! / Ну, так и кажется, что кто-то / Нам карты сдал без козырей. В них лучезарное горенье, / А в нас тяжелая тоска - / Нам без надежды, без волненья / Проигрывать наверняка. О нет! Из всех возможных счастий / Мы выбираем лишь одно, / ...

Об озерах, о павлинах белых…

Об озерах, о павлинах белых, / О закатно-лунных вечерах, / Вы мне говорили, о несмелых / И пророческих своих мечтах. Словно нежная Шахерезада / Завела магический рассказ, / И казалось, ничего не надо / Кроме этих озаренных глаз. А потом в смятеньи <...> туманных / Мне, кто был ...

Вступление

Оглушенная ревом и топотом, / Облеченная в пламя и дымы, / О тебе, моя Африка, шёпотом / В небесах говорят серафимы. И твое раскрывая Евангелье, / Повесть жизни ужасной и чудной, / О неопытном думают ангеле, / Что приставлен к тебе, безрассудной. Про деянья свои и фантазии, / Про зве...