Поэма об издательстве

  • Дата написания:

На Надеждинской улице
Жил один
Издатель стихов
По прозванию
Господин
Блох.
Всем хорош —
Лишь одним
Он был плох:
Фронтисписы очень любил
Блох.
Фронтиспис его и сгубил,
Ох!

Труден издателя путь и тернист,
А тут еще титул, шмуцтитул и титульный лист.
Лист за листом и книгу за книгою Блох посылает в печать,
Выпустил сотню и стал он безумно скучать.
Добужинский и Радлов не радуют взора его,
На Митрохина смотрит, и сердце как камень мертво.
И сказал ему Дьявол, когда он ложился в постель:
— Яков Ноевич! Ведь есть еще Врубель, Веласкез, Серов, Рафаэль…

Всю Ночь
Блох
Плохо спал,
Всю ночь
Блох
Фронтисписы рвал.
Утром рано
Звонит в телефон —
На обед сзывает поэтов он.

И когда пришел
За поэтом поэт,
И когда собрались они на обед,
Поднял Блох руку одну —
Нож вонзил в грудь Кузмину,
Дал Мандельштаму яда стакан —
Выпил поэт и упал на диван.
Дорого продал жизнь Гумилев.
Умер, не пикнув, Жорж Иванов.
И когда всех поэтов прикончил Блох,
Из груди его вырвался радостный вздох:
Теперь я исполнил мечту мою —
Книгоиздательство открою в раю:
Там Врубель, Серов, Рембрандт и Бердслей, —
Никто не посмеет соперничать с фирмой моей!


А вот еще у Гумилёва:

Одиссей у Лаэрта

Еще один старинный долг, / Мой рок, еще один священный! / Я не убийца, я не волк, / Я чести сторож неизменный. Лица морщинистого черт / В уме не стерли вихри жизни. / Тебя приветствую, Лаэрт, / В твоей задумчивой отчизне. Смотрю: украсили сады / Холмов утесистые скаты. / Какие спел...

Вы все, паладины Зеленого Храма…

Вы все, паладины Зеленого Храма, / Над пасмурным морем следившие румб, / Гонзальво и Кук, Лаперуз и де-Гама, / Мечтатель и царь, генуэзец Колумб! Ганнон Карфагенянин, князь Сенегамбий, / Синдбад-Мореход и могучий Улисс, / О ваших победах гремят в дифирамбе / Седые валы, набегая на мыс! ...

Только глянет сквозь утесы…

Только глянет сквозь утесы / Королевский старый форт, / Как веселые матросы / Поспешат в знакомый порт. Там, хватив в таверне сидру, / Речь ведет болтливый дед, / Что сразить морскую гидру / Может черный арбалет. Темнокожие мулатки / И гадают, и поют, / И несется запах сладкий / ...

Но в мире есть иные области…

Но в мире есть иные области, / Луной мучительной томимы. / Для высшей силы, высшей доблести / Они навек недостижимы. Там волны с блесками и всплесками / Непрекращаемого танца, / И там летит скачками резкими / Корабль Летучего Голландца. Ни риф, ни мель ему не встретятся, / Но, знак п...

Осенняя песня

Осенней неги поцелуй / Горел в лесах звездою алой, / И песнь прозрачно-звонких струй / Казалась тихой и усталой. С деревьев падал лист сухой, / То бледно-желтый, то багряный, / Печально плача над землей / Среди росистого тумана. И солнце пышное вдали / Мечтало снами изобилья / И це...

Русалка

На русалке горит ожерелье / И рубины греховно-красны, / Это странно-печальные сны / Мирового, больного похмелья. / На русалке горит ожерелье / И рубины греховно-красны. У русалки мерцающий взгляд, / Умирающий взгляд полуночи, / Он блестит, то длинней, то короче, / Когда ветры морски...