Варвары

  • Дата написания:

Когда зарыдала страна под немилостью Божьей
И варвары в город вошли молчаливой толпою,
На площади людной царица поставила ложе,
Суровых врагов ожидала царица, нагою.

Трубили герольды. По ветру стремились знамена,
Как листья осенние, прелые, бурые листья.
Роскошные груды восточных шелков и виссона
С краев украшали литые из золота кисти.

Царица была — как пантера суровых безлюдий,
С глазами — провалами темного, дикого счастья.
Под сеткой жемчужной вздымались дрожащие груди,
На смуглых руках и ногах трепетали запястья.

И зов ее мчался, как звоны серебряной лютни:
«Спешите, герои, несущие луки и пращи!
Нигде, никогда не найти вам жены бесприютней,
Чьи жалкие стоны вам будут желанней и слаще!

Спешите, герои, окованы медью и сталью,
Пусть в бедное тело вопьются свирепые гвозди,
И бешенством ваши нальются сердца и печалью
И будут красней виноградных пурпуровых гроздий.

Давно я ждала вас, могучие, грубые люди,
Мечтала, любуясь на зарево ваших становищ.
Идите ж, терзайте для муки расцветшие груди,
Герольд протрубит — не щадите заветных сокровищ.

Серебряный рог, изукрашенный костью слоновьей,
На бронзовом блюде рабы протянули герольду,
Но варвары севера хмурили гордые брови,
Они вспоминали скитанья по снегу и по льду.

Они вспоминали холодное небо и дюны,
В зеленых трущобах веселые щебеты птичьи,
И царственно-синие женские взоры… и струны,
Которыми скальды гремели о женском величьи.

Кипела, сверкала народом широкая площадь,
И южное небо раскрыло свой огненный веер,
Но хмурый начальник сдержал опененную лошадь,
С надменной усмешкой войска повернул он на север.



Теги:

Переводы:

Болгарский язык


А вот еще у Гумилёва:

За гробом

Под землей есть тайная пещера, / Там стоят высокие гробницы, / Огненные грезы Люцифера, - / Там блуждают стройные блудницы. Ты умрешь бесславно иль со славой, / Но придет и властно глянет в очи / Смерть, старик угрюмый и костлявый, / Нудный и медлительный рабочий. Понесет тебя по корид...

Под рукой уверенной поэта…

Под рукой уверенной поэта / Струны трепетали в легком звоне, / Струны золотые, как браслеты / Сумрачной царицы беззаконий. Опьянили зоны сладострастья, / И спешили поздние зарницы, / Но недаром звякнули запястья / На руках бледнеющей царицы. И недаром взоры заблистали: / Раб делил с ...

Туркестанские генералы

Под смутный говор, стройный гам, / Сквозь мерное сверканье балов, / Так странно видеть по стенам / Высоких старых генералов. Приветный голос, ясный взгляд, / Бровей седеющих изгибы / Нам ничего не говорят / О том, о чем сказать могли бы. И кажется, что в вихре дней, / Среди сановнико...

Венеция

Поздно. Гиганты на башне / Гулко ударили три. / Сердце ночами бесстрашней, / Путник, молчи и смотри. Город, как голос наяды, / В призрачно-светлом былом, / Кружев узорней аркады, / Воды застыли стеклом. Верно, скрывают колдуний / Завесы черных гондол / Там, где огни на лагуне / -...

Умеревший офицер

Полковнику Белавенцу / Каждый дал по яйцу. / Полковник Белавенец / Съел много яец. / Пожалейте Белавенца, / Умеревшего от яйца. Соч: Гумилев, Мандельштам, Г. Иванов / Верно: О. Мандельштам

Африканская ночь

Полночь сошла, непроглядная темень, / Только река от луны блестит, / А за рекой неизвестное племя, / Зажигая костры, шумит. Завтра мы встретимся и узнаем, / Кому быть властителем этих мест. / Им помогает черный камень, / Нам - золотой нательный крест. Вновь обхожу я бугры и ямы, / Зд...