Памяти Анненского

  • Дата написания:

К таким нежданным и певучим бредням
        Зовя с собой умы людей,
Был Иннокентий Анненский последним
        Из царскосельских лебедей.

Я помню дни: я, робкий, торопливый,
        Входил в высокий кабинет,
Где ждал меня спокойный и учтивый,
        Слегка седеющий поэт.

Десяток фраз, пленительных и странных,
        Как бы случайно уроня,
Он вбрасывал в пространства безымянных
        Мечтаний — слабого меня.

О, в сумрак отступающие вещи
        И еле слышные духи,
И этот голос, нежный и зловещий,
        Уже читающий стихи!

В них плакала какая-то обида,
        Звенела медь и шла гроза,
А там, над шкафом, профиль Эврипида
        Cлепил горящие глаза.

…Скамью я знаю в парке; мне сказали,
        Что он любил сидеть на ней,
Задумчиво смотря, как сини дали
        В червонном золоте аллей.

Там вечером и страшно и красиво,
        В тумане светит мрамор плит,
И женщина, как серна боязлива,
        Во тьме к прохожему спешит.

Она глядит, она поет и плачет,
        И снова плачет и поет,
Не понимая, что все это значит,
        Но только чувствуя — не тот.

Журчит вода, протачивая шлюзы,
        Сырой травою пахнет мгла,
И жалок голос одинокой музы,
        Последней — Царского Села.


Примечания:


Автограф

  • Памяти Анненского | Николай Гумилёв

Переводы:

Венгерский язык


А вот еще у Гумилёва:

На сердце песни, на сердце слезы…

На сердце песни, на сердце слезы, / Душа страданьями полна. / В уме мечтания, пустые грезы / И мрак отчаянья без дна. Когда же сердце устанет биться, / Грудь наболевшая замрет, / Когда ж покоем мне насладиться / В сырой могиле придет черед?

Сказка

На скале, у самого края, / Где река Елизабет, протекая, / Скалит камни, как зубы, был замок. На его зубцы и бойницы / Прилетали тощие птицы, / Глухо каркали, предвещая. А внизу, у самого склона, / Залегала берлога дракона, / Шестиногого, с рыжей шерстью. Сам хозяин был черен, как в де...

На ступенях балкона…

На ступенях балкона / Я вечером сяду, / Про век Наполеона / Слагая балладу. И пронесут знамена / От Каэра к Парижу. / На ступенях балкона / Я их не увижу.

Озеро Чад

На таинственном озере Чад / Посреди вековых баобабов / Вырезные фелуки стремят / На заре величавых арабов. / По лесистым его берегам / И в горах, у зеленых подножий, / Поклоняются страшным богам / ...

Индюк

На утре памяти неверной, / Я вспоминаю пестрый луг, / Где царствовал высокомерный, / Мной обожаемый индюк. Была в нем злоба и свобода, / Был клюв его как пламя ал, / И за мои четыре года / Меня он остро презирал. Ни шоколад, ни карамели, / Ни ананасная вода / Меня утешить не умели ...

Неоромантическая сказка

Над высокою горою / Поднимались башни замка, / Окруженного рекою, / Как причудливою рамкой. Жили в нем согласной парой / Принц, на днях еще из детской, / С ним всезнающий, и старый, / И напыщенный дворецкий. В зале Гордых Восклицаний / Много копий и арканов, / Чтоб охотиться на лан...

Душа и тело

I Над городом плывет ночная тишь / И каждый шорох делается глуше, / А ты, душа, ты всё-таки молчишь, / Помилуй, Боже, мраморные души. И отвечала мне душа моя, / Как будто арфы дальние пропели: / - Зачем открыла я для бытия / Глаза в презренном человечьем теле? - Безумная, я бросила мо...

Над морем встал ночной туман…

Над морем встал ночной туман, / Но сквозь туман еще светлее / Горит луна - большой тюльпан / Заоблачной оранжереи. Экватор спит, пересечен / Двенадцатым меридианом, / И сон как будто уж не сон / Под пламенеющим тюльпаном. Уже не сон, а забытье, / И забытья в нем даже мало, / То кам...

Воспоминание

Над пучиной в полуденный час / Пляшут искры, и солнце лучится, / И рыдает молчанием глаз / Далеко залетевшая птица. Заманила зеленая сеть / И окутала взоры туманом, / Ей осталось лететь и лететь / До конца над немым океаном. Прихотливые вихри влекут, / Бесполезны мольбы и усилья, / ...