• Язык:
    Английский (English)
Источник:

We are handsome, we are mighty…

We are handsome, we are mighty,
Kings of Kingdoms full of youth,
Like the clouds we are flying
Over mirages and truth.

As a start, we'll raise a temple,
In eternal dance and song,
Let us take a heady purple
In the windows at a dawn.

Windows in irradiation
and eternity, divine
River coming to equation
And Nightmare with its crown.

Let the pins of blackthorn rankle
Our forehead in the blood,
But the sunset warmed the heir
and the curls of our life.

In the dark, obscure, mirky
Night, don't torture carnal heart,
Golden, thunderous or silky
Be at home among the clouds.

***

One in love in songs of Kingdom
And the happiness of Sun
So said in his light and wisdom,
Effulgent as said above.

As a prophet, he delivered
words of comfort to one's heart,
But the chambers laughed at weird,
At him crazy they have laughed.

Dusk of chambers was there mocking,
Pale and grey, and moody twilight,
But the other raised his voice,
Royal voice deep and bright.


His hot-blooded voice was torrid,
In his eyes there were daydreams,
he was affluent and spoiled,
Full of power as the high seas.

That the tissues Hindustani
Comprehensive not of patterns,
Intemperance of desires,
Eyes unknown, what there happens.

Lotus pale under the Moon light,
In the misty, boggy cover,
Breathes mystery and us like
In the same white muddy color.

In the madness of the temples,
Something new is heard as whisper,
Life is fortune free, not ample,
Sorrowless, uneasy, twisted.

Who will know where languor happens
Outside his own limits,
When the princes counts seconds
Waiting for sore kissing minutes.

***

A grim horsemen came rushing on his black strong horse,
In a cloak he was muffled of velvet and fur
His gaze horrible city in fire like was,
As a lightning at nigh it was brilliant there.

As the serpents his curls waved themselves on his back,
As a song of the fire and earth was his voice,
He's descanted the Ballad and taken aback
The young Kings who attentively heeded to words.

***

Strong five horses presented to me Lucifer,
And a ruby-stone golden and beautiful ring,
That I have seen the depth of the underground caves
and adolescent face of the valleys in spring.

I was given a wine, which was fire in stream
By the mountainous fairy, the masterful gnome,
And I saw that the Sun rose exactly for me,
Shining brightly like ring with that marvelous stone.

Understood I delight of the creatural days,
And efflorescent hymn of the global Druid,
I was laughing at horses so eager to race,
At the play of my golden with ruby-stone ring.

In the heights of the mind, there's madness and snow...
And the blue skies have burned my delight to the core,
To reach heights of my mind, I have given a blow
To the horses of mine, and I saw wary girl.

Her voice was soft trepidation of string,
Her gazes have mixed her quests and reports,
So I gave her that ruby-stone wonderful ring
For the wrong shade of her braid in watery flow.

Mocking, laughing at me, holding me in disdain,
Lucifer put a half-light on me and my eyes,
And I got the sixth horse from my eminent friend,
The Despair was name for the horse that got I.

***

Painful voice in a sadness
As the song of hill and earth
in the columned hall of highness,
With the Kings standing depressed.

And the cold and marble collumns
Standing still; their shade on eyes
Of the Kings whose parade follows
in twinkling gloomy fires.

But they sceamed it all together
In release of their breast:
"Our way to fancy lady
Is for us the only best."

"Full of liquids our bowls,
Let us emplty them at once,
Maid of peace will become ours,
This is our only chance!

We'll reveal the lucky volume
From the grey and deathly mantle,
And perspectives we are loving
will be be truth of dreams narrating.

We are taking way of ours,
Steady way to everything
Or to nothing, swords and fires
will get truth by every means.

Перевод стихотворения Николая Гумилёва «Сказка о королях» на английский язык.

Сказка о королях

«Мы прекрасны и могучи,
Молодые короли,
Мы парим, как в небе тучи,
Над миражами земли.

В вечных песнях, в вечном танце
Мы воздвигнем новый храм.
Пусть пьянящие багрянцы
Точно окна будут нам.

Окна в Вечность, в лучезарность,
К берегам Святой Реки,
А за нами пусть Кошмарность
Создает свои венки.

«Пусть терзают иглы терний
Лишь усталое чело,
Только солнце в час вечерний
Наши кудри греть могло.

«Ночью пасмурной и мглистой
Сердца чуткого не мучь;
Грозовой, иль золотистой
Будь же тучей между туч.

*

Так сказал один влюбленный
В песни солнца, в счастье мира,
Лучезарный, как колонны
Просветленного эфира,

Словом вещим, многодумным
Пытку сердца успокоив,
Но смеялись над безумным
Стены старые покоев.

Сумрак комнат издевался,
Бледно-серый и угрюмый,
Но другой король поднялся
С новым словом, с новой думой.

Его голос был так страстен,
Столько снов жило во взоре,
Он был трепетен и властен,
Как стихающее море.

Он сказал: «Индийских тканей
Не постигнуты узоры,
В них несдержанность желаний,
Нам неведомые взоры.

«Бледный лотус под луною
На болоте, мглой одетом,
Дышет тайною одною
С нашим цветом, с белым цветом.

И в безумствах теокалли
Что-то слышится иное.
Жизнь без счастья, без печали
И без бледного покоя.

«Кто узнает, что томится
За пределом наших знаний
И, как бледная царица,
Ждет мучений и лобзаний».

*

Мрачный всадник примчался на черном коне,
Он закутан был в бархатный плащ
Его взор был ужасен, как город в огне,
И как молния ночью, блестящ.

Его кудри как змеи вились по плечам,
Его голос был песней огня и земли,
Он балладу пропел молодым королям,
И балладе внимали, смутясь, короли.

*

«Пять могучих коней мне дарил Люцифер
И одно золотое с рубином кольцо,
Я увидел бездонность подземных пещер
И роскошных долин молодое лицо.

«Принесли мне вина — струевого огня
Фея гор и властительно — пурпурный Гном,
Я увидел, что солнце зажглось для меня,
Просияв, как рубин на кольце золотом.

«И я понял восторг созидаемых дней,
Расцветающий гимн мирового жреца,
Я смеялся порывам могучих коней
И игре моего золотого кольца.

«Там, на высях сознанья — безумье и снег…
Но восторг мой прожег голубой небосклон,
Я на выси сознанья направил свой бег
И увидел там деву, больную, как сон.

«Ее голос был тихим дрожаньем струны,
В ее взорах сплетались ответ и вопрос,
И я отдал кольцо этой деве Луны
За неверный оттенок разбросанных кос.

«И смеясь надо мной, презирая меня,
Мои взоры одел Люцифер в полутьму,
Люцифер подарил мне шестого коня
И Отчаянье было названье ему».

*

Голос тягостной печали,
Песней горя и земли,
Прозвучал в высоком зале,
Где стояли короли.

И холодные колонны
Неподвижностью своей
Оттеняли взор смущенный,
Вид угрюмых королей.

Но они вскричали вместе,
Облегчив больную грудь:
«Путь к Неведомой Невесте
Наш единый верный путь.

«Полны влагой наши чаши,
Так осушим их до дна,
Дева Мира будет нашей,
Нашей быть она должна!

«Сдернем с радостной скрижали
Серый, мертвенный покров,
И раскрывшиеся дали
Нам расскажут правду снов.

«Это верная дорога,
Мир иль наш, или ничей,
Правду мы возьмем у Бога
Силой огненных мечей».

*

По дороге их владений
Раздается звук трубы,
Голос царских наслаждений,
Голос славы и борьбы.

Их мечи из лучшей стали,
Их щиты, как серебро,
И у каждого в забрале
Лебединое перо.

Все, надеждою крылаты,
Покидают отчий дом,
Провожает их горбатый,
Старый, верный мажордом.

Верны сладостной приманке,
Они едут на закат,
И смущаясь поселянки
Долго им вослед глядят,

Видя только панцирь белый,
Звонкий, словно лепет струй,
И рукою загорелой
Посылают поцелуй.

*

По обрывам пройдет только смелый…
Они встретили Деву Земли,
Но она их любить не хотела,
Хоть и были они короли.

Хоть безумно они умоляли,
Но она их любить не могла,
Голубеющим счастьем печали
Молодых королей прокляла.

И больные, плакучие ивы
Их окутали тенью своей,
В той стране, безнадежно-счастливой,
Без восторгов и снов и лучей.

И венки им сплетали русалки
Из фиалок и лилий морских,
И, смеясь, надевали фиалки
На склоненные головы их.

Ни один не вернулся из битвы…
Развалился прадедовский дом,
Где так часто святые молитвы
Повторял их горбун мажордом.

*

Краски алого заката
Гасли в сумрачном лесу,
Где измученный горбатый
За слезой ронял слезу.

Над покинутым колодцем
Он шептал свои слова,
И бесстыдно над уродцем
Насмехалася сова:

«Горе! Умерли русалки,
Удалились короли,
Я, беспомощный и жалкий,
Стал властителем земли.

Прежде я беспечно прыгал,
Царский я любил чертог,
А теперь сосновых игол
На меня надет венок.

А теперь в моем чертоге
Так пустынно ввечеру;
Страшно в мире… страшно, боги…
Помогите… я умру…»

Над покинутым колодцем
Он шептал свои слова,
И бесстыдно над уродцем
Насмехалася сова.


Другие переводы:


А вот еще:

To Her Imperial Highness, The Grand Duchess Anastasia Nikolaevna On her birthday

Today is Anastasia’s day / And we hope, that through us, / The love and affection of all of Russia / Will come and you’ll be blessed. / / We congratulate you with joy, / the best way we can see, / To put down welcoming verses, / and our signatures most humbly. / ...

Ezbekieh

How strange: ten years have passed exactly / since last I saw Ezbekieh, / the spacious Cairo garden, opulently lit / that evening by the full moon. / / A woman it was that racked me then / and neither the fresh salt sea-wind / nor the din of exotic bazaars - / nothing could bring m...

In The Sky

Sun ignited days brighter than gold, / And Big Dipper Bear-night ran away. / Prince, catch up with her, grab and take hold / With a noose, tie to saddle the stray! / / Take a hold, tie to saddle the stray, / After that, in your blue castle dome, / Let your mighty Great Dog have his wa...

Don Juan (Rhyming)

This dream of mine is arrogant and plain: / To grasp the oar, to jump into the races, / To swindle sluggish time by switching faces, / Caressing lips that never are the same; / / And in old age adopt Christ's legacy: / Debase my head and sprinkle it with ashes / And hold salvation's b...

Groves Of Palms And Thickets Of Wild Aloe...

Groves of palms and thickets of wild aloe, / Shallow brook is silvery and dull, / Endless blue sky dome spanned over fallow, / Sky is golden from sun rays and lull. / / Heart of mine, what else do you desire? / Is a bliss a fairy tale or lie? / Why do you give in yourself entire / T...

She Who Scatters The Stars

You're not always haughty and estranged, / Your desire for me stays unchanged, / / Calmly, softly, gently, as in dream, / You, like vision, sometimes come to me. / / Braided strand is on your forehead tanned, / I am not allowed to kiss this strand, / / Your large eyes are kindle...