Театр Александра Блока

  • Дата:
Источник:
  • Соч III; Александр Блок. Новые материалы и исследования. Кн.5. М., 1993
Материалы по теме:

Статьи
теги: Александр Блок, 1918 год

Александр Блок. Театр. «Балаганчик», «Король на площади», «Незнакомка», «Роза и крест».
Издание третье. Петербург. Изд. «Земля», 1918)
1.

Четыре, пьесы Александра Блока — это целая эпоха в истории русского театра. Не важно, что только две из них, и то как-то случайно, увидели сцену2, давно известно, что душа театра не режиссер и не актер, а автор, и только он. Это мы говорим: театр Станиславского, Комиссаржевской. При некотором удаленьи мы уже скажем: театр Расина, театр Шекспира3.

Театр Блока охватывает десять лет сумеречно-рассветных от малой революции до Великой Войны4. Это тот новый репертуар, который вопреки важным директорам театров, поклонникам Рышкова5 и Трахтенберга6, шел прямо из сердца русского общества к сердцу каждого отдельного его представителя. И победы и пораженья у поэта и его аудитории одни и те же. Сила Блока в его чувствованьи ритма, двигающего массами7.

Словно собираясь с силами для предстоящих ей великих испытаний, дремала душа страны. Не было ни действия, рождающего драму, ни воспоминанья о действии, из которого родился бы эпос. Одна лирика парила нераздельно. Чувство, бессильное выйти за свои пределы, загоралось всеми цветами радуги, как мыльный пузырь на солнце, и наш глаз обогащался созерцанием невиданных дотоле оттенков8. Блок был первым поэтом этого периода и у него хватило даже творческой энергии на инсценировку своих же лирических стихотворений. В самом деле, театр — достоянье немногих героических эпох, а сцена и актеры на ней — всех. И вот поэты инсценируют свои лирические и эпические замыслы, создавая не подлиные произведенья искусства, но суррогаты драматического творчества. О том, как это делается и как могло бы делаться, я поговорю в другом месте9, пока же прошу обратить вниманье на то, что «Балаганчик» вышел из «Нечаянной Радости» (там даже есть стихотворенье под таким же названьем)10, «Король на площади» из «Земля в снегу»11 и «Незнакомка» из «Снежной Маски»12. Мне эти пьесы дороги, как вариации на незабываемые образы, но я так же приветствовал бы альбом рисунков на те же темы или музыкальные композиции. Театрального же в них нет ничего, кроме модной в то время ломки веками выкристаллизировавшихся форм отношений между двумя сторонами рампы, оказавшихся не под силу тогдашним актерам и авторам. Ломка была столь же решительная, сколь изящная, но и только13. Созидания не было. Я помню постановку доктором Дапертутто «Балаганчика» и «Незнакомки» несколько лет тому назад в ТенишевскоМ зале14. Постановка была блестящая, актеры (о чудо!) великолепно говорили стихи и было только, только что приятно. А ведь щеки
бледнеют и глаза загораются, когда читаешь эти вещи вечером один в своей комнате.

Остается «Роза и Крест», написанная позже других, хотя тоже до войны15. Эта величественная поэма имела все права быть рассказанной в октавах. Каприз поэта сделал из нее драму. Попробуем покориться этому капризу.

Герой пьесы — это рыцарь Бертран, немолодой, незнатный, неудачник на турнире. Он на службе у графа Арчимбаута и влюблен в графиню Изору. По ее порученью он находит и приводит в Лангедок бретонского менестреля, решает бой против восставших ткачей и, раненый, умирает, охраняя Изору, целующуюся со вчерашним пажом, красивым и робким Алисканом. Прекрасный образ, но в котором нет ничего драматического. Он ни с чем не борется, ничего не домогается. О своем постепенном проникновеньи в непонятное ему сперва сочетанье слов «Радость-Страданье» он рассказывает только в лирических монологах, не сопровождая их никакими решеньями. Второе наиболее значительное лицо пьесы — это графиня Изора. Как эпический образ, она, пожалуй, еще значительнее Бертрана, как драматический—не существует, подобно ему. Это молодая женщина, под влияньем зимней тоски влюбившаяся в неведомого ей автора песни, которую случайно пропели под ее окном. Но наступает весна, приведенный певец оказывается стариком, и она отдает свою благосклонность ничтожному юноше. Часто физическая правдивость этого образа только подчеркивает его статичность. Что сказать об остальных? Все хороши: и бретонский поэт Гаэтан, во всем мире видящий лишь его сказочную сущность, и эстет тринадцатого века Алискан, и грубоватый хитрец Капеллан. Но если рассматривать их как действующие лица драмы, то они представятся какой-то колонией толстовцев, где каждый без спора и колебания делает то, что ему скажет другой. А ведь драма—это столкновенье воль, страстная напряженность положений, во время которой у зрителя ногти впиваются в ладони и он замирает, ожидая, что же случится, кто же победит?16

Если правильно относить начало театра к эллинским жертвоприношениям, то не надо забывать, что тогда проливалась, пьяня присутствующих, настоящая кровь17.

Так давно мы ждали постановки «Розы и Креста»18. Так хотелось отдаться ритму этих колдующих стихов, любоваться переливами этих нежных существований, как в летний полдень любуемся пробегающими облаками. Но когда я недавно прочел, что наконец решено поставить эту пьесу19, с какой болью почувствовал я, что это поздно. Так мужчина с печалью смотрит на нежную девочку, в которую бы он мог так ясно влюбиться пятнадцать лет- тому назад. Мечтательный период русской жизни теперь весь в прошлом. Ритму нашей жизни отвечает только трагедия20. Мы доросли до Шекспира и Корнеля.

ПРИМЕЧАНИЯ

Беловой автограф недатированной статьи Н. С. Гумилева хранится в частном собрании. По всей видимости, время написания — осень 1918 г. Возможно, что статья не попала в печать по причине закрытия многих издательств из-за начавшегося тогда острого дефицита бумаги. Написана статья по старой орфографии.

1. Впервые драматические произведения Блока были собраны в томе, выпущенном в 1908 г. издательством «Шиповник». В книгу «Лирические драмы» вошли «Балаганчик», «Король на площади» и «Незнакомка». Вторым изданием считается том «Театр», напечатанный в 1916 г. «Мусагетом»". Он был дополнен переводом миракля средневекового французского трувера Рютбефа «Действо о Теофиле» и драмой «Роза и Крест», снабженной обстоятельными примечаниями. Вскоре после выхода «Театра» Блок отметил в «Записной книжке»: «В „Театре" лишнее: „Теофиль" и весьма сомнителен „Король на площади". Примечаний к „Розе и Кресту" не надо» (ЗК, с. 309, запись от 28 июня 1916 г.). Эти соображения автор отчасти реализовал при подготовке третьего издания «Театра» в июне 1918 г. Издательство «Земля», принадлежавшее А. И. Имнайшвили, выпустило том без переводного миракля и примечаний к «Розе и Кресту». Сборник поступил в продажу в августе 1918 г. (ЛН, т. 27—28, с. 529).

2. Премьера «Балаганчика», поставленного В. Э. Мейерхольдом в театре В. Ф. Комиссаржевской, состоялась 30 декабря 1906 г: Спектакль шел в течение трех недель. «Незнакомка» была впервые поставлена режиссером В. А. Соколовым 3 февраля 1913 г. в Московском литературно-художественном кружке.

3. В своей лекции «О театре», прочитанной в 1908 г., Блок также выступил против возвышения в театральном искусстве фигуры режиссера в ущерб автору. «Режиссер—это то незримое действующее лицо, которое отнимает у автора пьесу, потом указывает автору ближайший выход из-за кулис театра (такие выходы всюду имеются „на случай пожара") и вслед за тем истолковывает актерам пьесу по своему разумению, так что автор, явившийся на спектакль посмотреть свое произведение, зачастую не может от изумления произнести ни одного слова» (V, 250).

4. Исследователь творчества Блока Л. К. Долгополов пишет «Громадную роль в углублении идейно-творческих поисков Блока сыграла, как известно, революция 1905 года. Неслучайно и его первые драматургические опыты — „лирические драмы" 1906 года — были задуманы и осуществлены именно в это время. Обострившееся ощущение кризиса индивидуализма толкало Блока на поиски путей, которые сблизили бы его как художника с реальной жизнью» (ГУ, 555). В 1906 г, в эпоху создания первых лирических пьес, Блок писал в статье «„Драматический театр" В. Ф. Комиссаржевской»: «Арена, где сходятся современные борцы, с часу на час становится вещественной и реальной. Внутренняя борьба выплескивается наружу. Индивидуализм переживает кризис. Мы видим лица, все еще пугливые и обособленные, но на них уже написано страстное желание найти на чужих лицах ответ, слиться с другою душой, не теряя ни единого кристалла своей <...> В такую эпоху должен воскресать театр» (ГУ, 95). С. М. Городецкий, близкий в это время к Блоку, вспоминает: «Театр был первым его исходом из узкого круга лирики, — исходом, которого он искал всю жизнь» («Печать и революция», 1922, № 1, с. 81).

5. Виктор Александрович Рышков (1863-1926) — писатель, драматург.

6. Владимир Осипович Трахтенберг (1860-1914) — драматург, журналист.

7. В мае 1912 г. Блок утверждал: «Мы должны быть ритмичными и верными музыке, потому что великая задача сегодняшнего дня — напоить и пронизать жизнь музыкой, сделать ее ритмичной, спаянной, острой» (УГ, 349). 8. Высказанная Н. С. Гумилевым мысль, возможно, заимствована из статьи Блока «О драме», в которой говорится: «Запечатлеть современные сомнения, противоречия, шатание пьяных умов и брожение праздных сил способна только одна гибкая, лукавая, коварная лирика. Мы переживаем эпоху именно такой лирики. Вместительная стихия спокойной эпической поэмы, или буйной песни, одушевляющей героев, или даже той длинной и печальной песни, в которой плачет народная душа,—эта стихия разбилась на мелкие красивые ручьи. Однозвучный шум водопада сменился чародейным пением многих мелких струек, и брызги этих лирических струек полетели всюду: в роман, в рассказ, в теоретическое рассуждение и, наконец, в драму. И влияние современной лирики—искусство передачи тончайших ощущений—может быть, было особенно пагубным для драмы. Кажется, самый воздух напоен лирикой, потому что вольные движения исчезли, так же, как сильные страсти, и громкий голос сменился шепотом» (V, 164).

9. В опубликованных статьях Н. С. Гумилев не возвращался более к этой теме.

10. Георгий Чулков вспоминает: «В конце 1905 г. я предложил Александру Александровичу разработать в драматическую сцену тему его стихотворения „Балаганчик" („Вот открыт балаганчик..."). Я попросил у него эту вещь для альманаха „Факелы", который я в то время подготовлял к печати. Блок согласился» (Г. Чулков. Наши спутники, М., 1922, с. 88). См. также письмо Блока к А. Белому от 3 января 1906 г. (Vin, 146).

11. Сам автор указывал в качестве лирического источника на поэму «Ее прибытие». В 1912 г. в примечаниях ко 2-й книге «Собрания стихотворений» он писал: «Я, решаюсь поместить здесь эту слабую и неоконченную поэму потому, что она характерна для книги и для того времени, как посвященная разным несбывшимся надеждам» (по моему тогдашнему замыслу) <...> Развитие той же темы—в лирической .драме «Король на площади». (А. Блок. СЬбрание стихотворений. Книга 2, М, «Мусагет», 1912, с. 392).

12. В примечаниях ко 2-й книге «Собрания стихотворений» Блок отметил, что лирическая драма «Незнакомка» продолжила цикл его стихов 1905—1906 гг.: «Незнакомка», «Там дамы щеголяют модами...» «Твое лицо бледней, чем было...», «Шлейф, забрызганный звездами...», «Там, в ночной завывающей стуже...» Указание Гумилева, что «Незнакомка» вышла из «Снежной маски», ошибочно, так как Блок закончил драму 11 ноября 1906 г., а тридцать стихотворений, составивших «Снежную маску», создавались с 3 по 13 января 1907 г.

13. В статье «Театральный путь Блока» Н. Волков замечает: «Субъективность содержания лирической драмы обусловливает и особые приемы ее. построения. Лирический драматург, прислушиваясь исключительно к голосам своей певучей и взволнованной души, неизбежно делается и внешне монодраматичным. Блок — разительный тому пример. Правильное деление сценического действия на акты, картины, явления у него исчезает; на смену им появляются „видения", „неожиданные и непонятные появления откуда-то", какие-то „обнаружения". Острые „вдруг" и „внезапно" рассекают ткань единого ритма, и во всей этой манере развертывать пьесу явно проступает не логика драматических событий, но воля лирической фантазии» («Культура театра», 1921, № 7—8, с. 24).

14. Современная постановка «Балаганчика» и «Незнакомки» была осуществлена 7-11 апреля 1914 г. В. Э. Мейерхольдом и Ю. М. Бонди в зале Петербургского Тенишевского училища силами молодых актеров мейерхольдовской студии. Описание спектакля — в журнале доктора Дапертуто (псевдоним Мейерхольда) «Любовь к трем апельсинам», 1917, № 4-5.

15. Окончательная отделка пьесы «Роза и Крест», согласно дневниковым записям Блока, была завершена 19 января 1913 г.

16. Блок считает это общей особенностью отечественной драматургии. В статье «О драме» он утверждает: «Кроме того, что в русской драме отсутствует техника, язык и пафос, — в ней нет еще и действия. Она парализована лирикой, и, зачастую только потому, что эта — родная нам лирика широких русских просторов, мы принимаемся ценить драматическое или иное произведение, никуда негодное с точки зрения искусства» (V, 172).

17. Происхождение древнегреческого театра связано с церемонией культа Диониса, в честь которого приносились жертвы, обычно быки и козлы.

18. В конце 1915 г. Московский Художественный театр обратился к Блоку с предложением поставить «Розу л Крест». Получив согласие автора, театр начал работу над драмой. Было проведено около двухсот'репетиций, однако 13 декабря 1918 г. решено было от постановки отказаться (см. об этом подробно в наст, книге). Кроме МХАТа, пьесу собирались ставить Камерный театр, театр А. Зонова и «Свободный театр» в Москве, а также Александрийский и Михайловский театры в Петрограде. Впервые «Роза и Крест» была поставлена в Харькове (см. сообщение в наст, кн.) в сезон 1914 г., а в сезон 1920 г. — в Костроме (режиссура, декорации и костюмы Ю. М. Бонди).

19. Возможно, Гумилев имеет в виду объявление в газете «Новая жизнь» от 16 июля 1918 г., в котором сообщается, что следующий сезон МХТ откроет драмой «Роза и Крест».

20. В связи с мыслью о том, что «ритму нашей жизни отвечает только трагедия», небезынтересно отметить эпизод из «Воспоминаний о Блоке» Е. Замятина, в котором он рассказывает, как летом 1920 г. в Большом Драматическом театре было решено выбросить из «Короля Лира» сцену вырывания глаз у Глостера. «Блок был за то, чтобы глаза вырывать: — Наше время — тот же самый XVI век... Мы отлично можем смотреть самые жестокие вещи...» («Русский современник», 1924, № 3, с. 192).
Примечания Р. Л. Щербакова.

Материалы по теме:

Статьи