Слава

  • Дата:

Мильоны женских поцелуев —
Ничто пред почестью богам:
И целовал мне руки Клюев,
И падал Фофанов к ногам!

Мне первым написал Валерий,
Спросив, как нравится мне он;
И Гумилёв стоял у двери,
Заманивая в "Аполлон".

Тринадцать книг страниц по триста
Газетных вырезок — мой путь.
Я принимал, смотря лучисто,
Хвалу и брань — людишек муть.

Корректен и высокомерен,
Всегда в Неясную влюблен,
В своем призвании уверен,
Я видел жизнь, как чудный сон.

Я знаю гром рукоплесканий
Десятков русских городов,
И упоение исканий,
И торжество моих стихов!

 


А вот еще:

Посвящение Н. Гумилёву

Вера Лукницкая

О как дерзаю я, смущенный, / Вам посвятить обломки строф, / Небрежный труд, но освещенный / Созвездьем букв "a Goumileff". / / С распущенными парусами / Перевезли в своей ладье / Вы под чужими небесами / Великолепного Готье... / / В теплицах же моих не снимут / С растений ино...

Сила слова

Лев Аннинский

Нездешняя, высшая сила поет, / Слагая стихов твоих строки, - / О том, что случилось, о том, что грядет, / О грозном, безжалостном роке; / О тайном томленьи души молодой, / В эпоху земных испытаний / Пленившейся яркой далекой звездой; / О прелестях долгих скитаний; / О мощи любви и о ...

Как благовест, как сладкий ветер вешний…

Глеб Струве

Как благовест, как сладкий ветер вешний, / Твои стихи - мне ритм их так знаком, - / И девушки мечтают о нездешнем, / Читая вечерами их тайком, / И юноши с нахмуренными лбами / Твою загадку тщатся разгадать: / О, кто же ты, чтоб этими стихами / Дарить душе покой и благодать? / А я - т...

Подражание Гумилёву (Сады души)

Иван Панкеев

Сады моей души всегда узорны, / Лишь в них по-настоящему я дома. / В них - образов величье иллюзорных / И красота изменчивых фантомов. / Там вечер полон соловьиным хором, / А ночь - сияньем звезд далеко-строгих, / И лотосы качаются в озерах, / Когда приходят пить единороги. / Любовь ...

Николаю Гумилёву

Николай Оцуп

Расскажу тебе (пробуждаясь немыслимо) / О последних строках войны. / Денщиков холостые истины - / Истекали злобой страны. / / По окопам сквернело мужество, / Мужиков воротило домой. / Не любовью, не верой, не ужасом - / Коктебель - исходил слюной. / / Африканскими снами бредивш...

Памяти Гумилёва

Андрей Станюкович

Гордо и ясно ты умер, умер, как Муза учила. / Ныне, в тиши Елисейской, с тобой говорит о летящем / медном Петре и о диких ветрах африканских - Пушкин.