Каменья

  • Дата:

Земли лучей, не мучимой ветрами,
Счастливый гость, тебе легко идти
Ее лугов широкими коврами,
Где возросли на медленном пути,
Как лилии, не знающие тленья,
Прозрачные и ясные каменья.

Ты их берешь с уступчивых стеблей,
И пальцам нежны влажные кристаллы.
Они струят то свежий вздох полей,
То луч луны, то бархат крови алый,
Они зовут ненасытимый взгляд
К безмолвию волнующих услад.

Когда ты вступишь в море тьмы бездонной,
Их тайный луч тебя увеселит.
Ты будешь жить их жизнью потаенной,
Их малый мир желанья покорит
Еще нежней, еще пьяней и глуше,
Чем женские мерцающие души.

Настанут дни: кудесник и певец,
Ты будешь царь среди племен беспечных.
Ты замутишь певучий ключ сердец
Обетом далей, пламенных и вечных,
Своих волшебств раздаривая ложь.
И от людей, как Божий гость, уйдешь.

В конце путей, где все светло и немо,
Тебе в глаза плеснут беззвучный вал
Высоких башен белого Эдема,
Венец земли, венец последних скал.
Но отстранит многоочитый воин
Того, чей взор устал и недостоин.

Ты не любил, тебе не снился свет,
Единый свет, там, в самом сердце Рая,
Ты созидал многообразный бред,
Эдемский луч дробя и искажая, —
И ты замрешь у непорочных врат,
Как блудный сын, забывший путь назад.


А вот еще:

Но была ли на самом деле…

Эрик Бёрнер

Но была ли на самом деле / Эта встреча в Летнем саду / В понедельник, на Вербной неделе, / В девятьсот двадцать первом году? / / Я пришла не в четверть второго, / Как условлено было, а в пять. / Он с улыбкой сказал: - Гумилёва / Вы бы вряд ли заставили ждать. / / Я смутилась...

Теплое сердце брата укусили свинцовые осы…

Евгений Бонвер

Теплое сердце брата укусили свинцовые осы, / Волжские нивы побиты желтым палящим дождем, / В нищей корзине жизни - яблоки и папиросы, / Трижды чудесна осень в бедном величье своем. / / Медленный листопад на самом краю небосклона, / Желтизна проступила на теле стенных газет, / Кро...

Где снегом занесенная Нева…

Бабр

Где снегом занесенная Нева, / И голод, и мечты о Ницце, / И узкими шпалерами дрова, / Последние в столице. / / Год восемнадцатый и дальше три, / Последних в жизни Гумилёва... / Не жалуйся, на прошлое смотри, / Не говоря ни слова. / / О, разве не милее этих роз / У южны...

Современникам

Фикрет Цацан

Я вам тоже не пара, конечно. / Не случайно и я - акмеист. / Для меня лучше мастер заплечный, / Чем собой упоенный артист. / Мне близки иудеи, Элладу / Научившие в первый же век, / Что искусство дает лишь отраду, / Но без Бога ты не человек. / Уцелел прорицатель патмосский, / ...

Гумилёв-Ахматова-Модильяни

Витольд Дабровский

Как же вы жили, / грустные дети - / Коля и Аня? / Анино сердце - / через столетье - / всё модильянит. / Коля воюет - / с немцами, львами, / властью и болью... / Встретятся дети / где-то под сердцем / мудрого Бога. / / Боженька старый / скажет: ну чт...

Гумилёву и Ахматовой

Хуршид Даврон

"Послушай!" - и слушает, зябко обняв / Колени. / "Жираф..." - но ее не волнует жираф. / Лишь тени / Струятся и пляшут в ее волосах / Дождливо... / А он южным ветром и солнцем пропах, / Игриво / Ложится на тонкие плечи рука. / "Послушай!" / Но как же она от него далека! / И уши ...