Поход Александра в Индию

I

Не внявши прорицаньям магов,
Чрез камни и солончаки
Безумец Александр от дагов
Повел на Индию полки.

Достигнут Инд. И все рассказы
И сказки превзошла она —
Тягучих ядов и заразы,
Огня и золота страна.

И Пор бежал с нестройным скопом,
Но были греки смущены,
Когда вдруг ринулись галопом,
В шеренгу выстроясь, слоны.

Все было странно — средь болота
Рабами запряженный плуг;
И пестрых тигров позолота,
Краснеющая сквозь бамбук.

И девушки — их поступь строже
Медлительной походки жриц,
Но, как у змей, отливы кожи,
И, точно когти, сгиб ресниц.

Зачем, как в шумные Афины,
Ораторы и мудрецы,
Бегут в леса учить брамины —
Полубезумные жрецы?..

И через тинистые реки
И желтый, как парча, туман
С веселым шумом плыли греки
Вниз по теченью в океан.

Но часто — призрак прорицаний —
Им виден был на берегу
Брамин, нирвану созерцаний
Приявший в пламенном кругу.

Сгущался воздух испареньем,
Гудели древние леса,
И греки туже со смущеньем
Натягивали паруса.

II

Поход закончен. И от устья
С добычей флот повел Неарх,
Но страшен в ярости и грусти
На буйных оргиях монарх.

Отравленный страною чумной,
Ее дыханием сожжен,
Он ночью криком, как безумный,
Все гонит прочь какой-то сон.

И на пирах стрелой звенящей —
Нежданных молний острие —
В руке царя сверкает чаще
Окровавленное копье.

Он с колесницы грозным взглядом
Еще влечет через пески
Отравленные скрытым ядом
Свои тяжелые полки.

Но не Ворота Геркулеса —
Пределы покоренных стран,
Ворота темного Айдеса
Ему откроет Океан.

Уже измученный страстями
Бесславно пал Гефестион,
И просмоленными стенами
Вдали чернеет Вавилон.


А вот еще:

Воспоминания в Коктебеле

Глеб Мейлер

Под этим низким потолком / С тюремным вырезом для света, / Здесь жил поэт. И самый дом / Уже тогда был Дом поэта. / / Чтó было видно из окна, / Высокого и чуть косого? - / Безоблачная глубина, / Да горы, да соседки - совы... / / Он слушал моря мерный вал, / А, м...

Женщине, которой Гумилев…

Н. Мохлманн

Женщине, которой Гумилев / О грифонах пел и облаках, / Строю мир я выше облаков / В сердце восхищающих садах. / / Говорю ей: "Есть для нас страна - / Душу вынем и туда уйдем: / Выше страха, выше смерти, выше сна / Наш прекрасный, наш небесный дом. / / Помнишь, в древности ...

Песнь варягов

Николай Гудсков

Встало багряное зарево, / И завывают рога. / Время железом ударило, / Тени легли на снега. / / Небо родной Скандинавии, / Речь водопадов седых... / Все, что когда-то мы славили, / Стало добычей чужих. / / Враг подступает безжалостный, / Близок неправе...

Учился у Гумилёва…

Гинтарас Патацкас

Учился у Гумилёва / На все смотреть свысока, / Не бояться честного слова / И не знать, что такое тоска, / Но жизнь оказалась сильнее, / Но жизнь оказалась нежней, / Чем глупые эти затеи, / Чем все разговоры о ней. /

В сумерках

Ренато Поджиоли

Комнату наполнили потемки, / Обняли, как ласковая мать. / Гумилева офицером тонким / В этот вечер буду вспоминать. / / Черными глазами заглянула / Ночь в окно открытое мое - / Девушка из горного аула / Взглядом темным так без слов поет. / / ...

Просыпаемся. Плачет звезда…

Карл Проффер

Просыпаемся. Плачет звезда / Об ушедших далеко, когда-то. / И проходят за годом года / И солдаты идут за солдатом. / / Это воинство мертвых солдат, / Гумилевскому подвигу верных / И идущих до райских врат / Своим шагом глухим, равномерным. / / На полях, на полях, на полях...