Из цикла «У вечернего окна»

Мы красивую книгу откроем,
У вечернего сядем окна,
И вздохнет из-за тучек луна
Тишиной и бесстрастным покоем.

Прочитаю замедленно-плавно
(Будет голос усталый нежней)
О Психее погаснувших дней,
О влюбленности старого фавна.

И поверим, наверное, в миф мы,
И сломается чья-то печать.
И над книгой мы будем молчать,
Полюбив изощренные рифмы.

А луна над безветренным садом
Будет плыть, будет плыть, будет плыть,
К нам протянет холодную нить
И отравит серебряным ядом.


А вот еще:

Кавалерист под Сейнами

Татьяна Путинцева

В березняке, за пятнами проталин, / За валунами враг таится зоркий. / И конь усталый, шпорами ударен, / Пустился рысью. Озеро под горкой. / / Лежит, белея ледяною коркой, / Поводья в сжатом кулаке застыли, / Окоченев. Бинокль туманен мокрый. / Он оторвался от своих на милю. / / ...

Жираф. Из Николая Гумилёва

Игорь Северянин

Сегодня, я слышу, твой голос особенно тих. / Устала - я чувствую... ты далеко от меня... / Послушай, любимая, я расскажу тебе стих, / где бродит жираф в тишине уходящего дня. / / Изысканность чувства ему от рожденья дана, / чарующе светел его опечаленный взор, / с которым сравниться м...

Есенину

Василий Селиванов

Мне памятны мороз и снег / и улица, и крик газеты / о том, что оборвался век, / отчаявшегося поэта. / / Но холоден и тверд мой стих / и я не стану над могилой / рыдать, что нет его в живых, / кого толпа превозносила. / / случайных не бывает встреч / и каждому назначен жребий:...

Via Dolorosa Николая Гумилёва

Тэффи

Ночь с 25 на 26 августа 1921 года. Петроград / / А когда придет их последний час, / Ровный, красный туман застелет взоры, / Я научу их сразу припомнить / Всю жестокую, милую жизнь, / Всю родную, странную землю, / И, представ перед ликом Бога / С простыми и мудрыми словами, / Ждать...

Отличной от других

Виктор Фет

Ты совсем не похожа на женщин других: / У тебя в меру длинные платья, / У тебя выразительный, сдержанный стих / И выскальзывание из объятья. / / Ты не красишь лица, не сгущаешь бровей / И волос не стрижёшь в жертву моде. / Для тебя есть Смирнов, но и есть соловей, / Кто его заменяет...

Чья розова шкурка и грустен, как сумерки, взгляд...

Вадим Шершеневич

Чья розова шкурка и грустен, как сумерки, взгляд? / Чей хвостик колечком свернулся, от жизни устав? / Послушай, далёко, далёко на озере Чад / Живёт поросёнок Наф-Наф. / / Три брата их было. Плясали они под тамтам. / И в тёплой грязи искупавшись, гуляли везде. / Пел ветер им сказки таи...