Ужели гордый Гумилёв…

Ужели гордый Гумилёв,
Что прочитать не удостоил
Подряд и двух моих стихов,
Был прав — и лиру я расстроил?

И как послушно я внимал
Его насмешливым урокам,
Когда из рощи муз он гнал
Меня к кокоткам и порокам!

Моя склонилась голова,
Горели от смущенья щеки,
И веской речи смысл жестокий
Мой ум улавливал едва.

«От Дмитриевского лиризма, —
Он говорил, — уйдите прочь:
На серных водах футуризма
Вы сможете себе помочь».

«К чему «лобзания» и «чела»,
И взор широко-вскрытых вежд,
Благоухание одежд,
И лик на фоне ореола?»

«На Невский, в ночь и в кабаки
Ведите немощную музу —
И станут вам тогда близки
Лафарг и прочие французы!»

«Не предрекаю, не кляну —
Грядущее всегда закрыто…
Не все вас встретят так сердито.
Другие ходят к Кузмину!»


А вот еще:

Вы мне написали правою...

Даниил Андреев

Вы мне написали правою, / за левую извиняясь, / которая была в гипсе - / бел-белое изваянье. / Вы выбрали пристань в Принстоне, / но, что замерло как снег / в откинутом жесте гипсовом, / мисс Серебряный век?.. / Кленовые листы падали, / отстегиваясь как клипсы. / Простите мне мою...

Ганс Вреден

Антон Балакин

Петербургские апокрифы / / I / / В числе иностранцев, привлеченных соблазнительными приглашениями Петра и преувеличенными слухами о быстрых наживах и возвышениях, Ганс Вреден прибыл осенью 17** года в Петербург. Он не имел определенных планов, надеясь на счастливую звезду свою, быстрый и х...

Невымышленный подвиг

Вероника Гудкова

Когда-нибудь в ГУЛАГе бригадир / или забитый этим бригадиром / жил призраками дивных бригантин, / которые и были прежним миром. / / Наивность - это древний документ, / хотя и не всегда нам оправданье. / Несбывшиеся сны - предмет / страданья, / и не для героизма постамент. / / ...

Смерть Гумилёва

Владимир Динец

Ужасный, страшный плен души, / Предсмертный, слабый крик... / Что в это миг он пережил, / Что понял в этот миг? / / Немой вопрос. Удар свинца. / Налитый кровью взор... / Судьбы, лукавой без конца, / Бесправный приговор. / / Ему казался тесен мир, / Он сам себя не зна...

Оборванные строки

Владимир Корнилов

Стен высоких, лая бешеного / Сердце не дрожало, / Если уж теперь узнала / Власть морского вала. / Ураган в груди остался, / Дикое бесстрашье, - / Вот с такими бы рогами / На любую башню. / Ты не знал. А из темницы / Выкрасть час последний - / Всех проклятий, чар и лас...

Надпись на камне

Юлия Захарова

Она была, как мальчик, безудержной, / Счастливою, как жаворонок в поле. / Ее улыбку, флейты рук и гордость / Я ждал года и взял ее веселой, / От мира неоторванной и свежей, / / Как вод нагорных быстрое теченье. / Я, видевший пустыни и сраженья, / ...