Царица. Подражаем Ник. Гумилёву

  • Дата:
Источник:
Материалы по теме:

Стихотворения

Твой лоб в кудрях отлива бронзы,
Как сталь, глаза твои остры,
Тебе задумчивые бонзы
В Тибете ставили костры.

Когда Тимур в унылой злобе
Народы бросил к их мете,
Тебя несли в пустынях Гоби
На боевом его щите.

И ты вступила в крепость Агры,
Светла, как древняя Лилит,
Твои веселые онагры
Звенели золотом копыт.

Был вечер тих. Земля молчала,
Едва вздыхали цветники,
Да от зеленого канала,
Взлетая, реяли жуки.

И я следил в тени колонны
Черты алмазного лица
И ждал, коленопреклоненный,
В одежде розовой жреца.

Узорный лук в дугу был согнут,
И, вольность древнюю любя,
Я знал, что мускулы не дрогнут
И острие найдет тебя.

Тогда бы вспыхнуло былое:
Князей торжественный приход,
И пляски в зарослях алоэ,
И дни веселые охот.

Но рот твой, вырезанный строго,
Таил такую смену мук,
Что я в тебе увидел бога
И робко выронил свой лук.

Толпа рабов ко мне метнулась,
Теснясь, волнуясь и крича,
И ты лениво улыбнулась
Стальной секире палача.

…Ну, а затем, исправив тризну,
И труп мой хладный закопав,
Ты повела бойцов капризных
На разрушение держав.

От Хиндонезии до Нила,
Под сенью лагерных шатров,
Росли безмерные могилы
И горы белых черепов.

Горели царские палаты,
Забиты трупами людей,
Твои безумные солдаты
С землей сравняли Колизей.

Глава миланского тирана
Катилась по ступеням вниз,
Когда над склепом Адриана
Твои знамена вознеслись!

Подобна воплощенной вьюге,
Вела, усевшись на коне,
Верблюдов в бронзовой кольчуге,
Слонов в титановой броне.

И покоренные народы,
Тебя узрев, ложились ниц,
Неся дары своей природы
К упряжкам быстрых колесниц.

Росли таинственные культы,
Спеша хвалу тебе воздать -
И боевые катапульты
Покой их стали охранять.

Пиратов резали без меры
В потоках бурного дождя
Твои крылатые галеры,
Морей просторы бороздя.

И уплывая вслед за ними,
В далекой западной стране
Свое возвышенное имя
Ты начертала на стене.

А за спиной остались волки
В руинах павших городов,
Величья прежнего осколки
И пепел жертвенных костров.

Увы, тщеславная гордыня
Не разрешила путь иной,
Непобедимая богиня
Предел покинула земной.


А вот еще:

Узел

Л. Ф.

В этом круглом, белом, танцевальном зале / На полу, еще паркетном и зеркальном, / Янтари мои, как льдинки, гарцевали / И, катясь гурьбою под столы и кресла, - исчезали. / / И тогда поэты весело и дружно / На паркет ложились - янтари искали, / Как ловцы таинственных жемчужин / В безд...

Революции

Николай Сверчков

О, век Маратов и Бастилий, / Знамен и шапок алый мак! / На смену обреченных лилий / Вздымаешь ты свой дерзкий стяг. / / Идут века. Они уносят / Твои наивные мечты: / Опять, как прежде, хлеба просят / При забастовках те же рты. / / И снова улицам взмятенным / Грозит багр...

Ты грозно умер, смерть предугадав…

Ты грозно умер, смерть предугадав, - / О это лермонтовское прозренье! - / И времени стремительный удав / Лелеет каждое стихотворенье. / / И ты растешь, как белый сталагмит, / Ты - древо; опустившее над нами / Шатер ветвей, и сень его шумит, / Уже отягощенная плодами. / / ...

В затонувшей субмарине

Чжан Бинг

Облик рабский, низколобый, / Отрыгнет поэт, отринет: / Несгибаемые души / Не снижают свой полет. / Но поэтом быть попробуй / В затонувшей субмарине, / Где ладонь свою удушье / На уста твои кладет. / / Где за стенкою железной / Тишина подводной ночи, / Где во тьме, такой ...

Я живу в обветшалом доме…

Ван Чжао Цзянь

Я живу в обветшалом доме / У залива. Залив замерз. / А за ним, в голубой истоме, / Снеговой лиловатый торс. / / Та вершина уже в Китае, / До нее восемнадцать миль. / Золотящаяся, золотая / Рассыпающаяся пыль! / / Я у проруби, в полушубке, / На уступах ледяных глыб - /...

Гумилёв

Анна Альтер

Прекрасен строгий образ Гумилёва!.. / Он в те года сияюще возник, / Когда какой-то иссякал родник / И дряблым, бледным становилось слово. / И голосом трубы, военной и суровой, / Его призыв воспрянул в этот миг, / И к небесам подъятый, тонкий лик / Овеян был блистаньем силы новой...