Петербург

  • Дата:
Источник:
А если лошадь, то подковы,
Что брызжут сырью и сиренью,
Что рубят тишину под корень
Непоправимо и серебряно.
Как будто Царское Село,
Как будто снег промотан мартом.
Еще лицо не рассвело,
Но пахнет музыкой и матом.
Целуюсь с проходным двором,
Справляю именины вора.
Сшибаю мысли, как ворон
У губ с багрового забора.
Мой день страданьем убелен.
И, под чужую грусть разделан,
Я умилен, как Гумилев
За три минуты до расстрела!
О! Как напрасно я прождал
Пасхальный почерк телеграммы.
Мой мозг струится, как Кронштадт.
А крови мало, слышишь, мама?
Откуда начинает грусть?
Орут стихи с какого бока,
Когда вовсю пылает Русь
И Бог гостит в усадьбе Блока?!
Когда с дороги, перед вишнями
Ушедших лет, цветущих лет
Совсем сгорают передвижники,
И есть они, как будто нет!
Не попрошайка я, не нищенка,
Прибитая злосчастной верой,
А Петербург, в котором сыщики
И под подушкой револьверы.
Мой первый выстрел не угадан,
И смерть напрасно ждет свиданья.
Я околдован, я укатан
Санями золотой Цветаевой.
Марина, ты меня морила,
Но я остался жив и цел.
А где твой белый офицер
С морошкой молодой молитвы?
Марина, слышишь? Звезды спят.
И не поцеловать досадно.
И марту храп до самых пят.
И ты как храм, до слез до самых.
Марина, ты опять не роздана.
Ах, у эпох, как растерях,
Поэзия — всегда Морозова!
До плахи и монастыря.
Ее преследует собака,
Ее в тюрьме гноит тоска.
Горит как протопоп Аввакум
Бурли-бурлючая Москва.
А рядом, под шарманку шамкая,
Как будто бы из-за кулис,
Снимают колокольни шапки,
Приветствуя социализм!

А вот еще:

Триолеты

Константин Лаппо-Данилевский

I / / Михаиле Леонидыч, где ты? / Ко мне твой Гуми пристает. / Он не пустил меня в поэты / (Михаиле Леонидыч, где ты?), / Он посадил меня в эстеты, / Еще и снобом назовет! / Михаиле Леонидыч, где ты? / Ко мне твой Гуми пристает! / / II / / Нет, Н...

Могу познать, могу измерить…

Сергей Шумихин

Могу познать, могу измерить / Вчера вменявшееся в дым; / Чему едва ли смел поверить, / Не называю ль сам былым? / / Хотя бы всё безумье ночи / Мир заковало б в мрак и в лед - / А дух повеет, где захочет, - / И солнце духа не зайдет!

Любовь Валькирии (памяти Николая Гумилёва)

И. А. Курляндский

Ненавистное перемирие / Залегло в полях снеговых; / Надо мной рыдает валькирия - / Я опять остался в живых. Сколько лет уж она печалится / И с надеждой из боя в бой / Ждёт, когда под кованой палицей / Хрустнет череп норманнский мой И когда кровавые войны / Мне глаза стальные зальют -...

Последняя дуэль

Марина Козырева

И даже когда мы сгорим, в нас не умрёт наша вечная жизнь, и свет избранников, теперь ещё "незримый для незрящих", дойдёт к земле через много, много лет, подобно тому как звёзды - неугасимый свет таких планет, которые сами давно померкли. И, может быть, не только избранники, но и все мы - будущие звё...

Путешественнику

Геннадий Красников

Я конквистадор в панцире железном, / Я весело преследую звезду... / Я пропастям и бурям вечный брат, / Но я вплету в воинственный наряд / Звезду долин, лилею голубую. / ...

Я и Вы

Дмитрий Гузевич

Да, я знаю, я вам не пара, / Я пришёл из другой страны... Я читаю стихи драконам, / Водопадам и облакам. / Н. Гумилёв / / Я знаю, я вам не пара, / Я пришла из чужих ...