Петербург

  • Дата:
Источник:
А если лошадь, то подковы,
Что брызжут сырью и сиренью,
Что рубят тишину под корень
Непоправимо и серебряно.
Как будто Царское Село,
Как будто снег промотан мартом.
Еще лицо не рассвело,
Но пахнет музыкой и матом.
Целуюсь с проходным двором,
Справляю именины вора.
Сшибаю мысли, как ворон
У губ с багрового забора.
Мой день страданьем убелен.
И, под чужую грусть разделан,
Я умилен, как Гумилев
За три минуты до расстрела!
О! Как напрасно я прождал
Пасхальный почерк телеграммы.
Мой мозг струится, как Кронштадт.
А крови мало, слышишь, мама?
Откуда начинает грусть?
Орут стихи с какого бока,
Когда вовсю пылает Русь
И Бог гостит в усадьбе Блока?!
Когда с дороги, перед вишнями
Ушедших лет, цветущих лет
Совсем сгорают передвижники,
И есть они, как будто нет!
Не попрошайка я, не нищенка,
Прибитая злосчастной верой,
А Петербург, в котором сыщики
И под подушкой револьверы.
Мой первый выстрел не угадан,
И смерть напрасно ждет свиданья.
Я околдован, я укатан
Санями золотой Цветаевой.
Марина, ты меня морила,
Но я остался жив и цел.
А где твой белый офицер
С морошкой молодой молитвы?
Марина, слышишь? Звезды спят.
И не поцеловать досадно.
И марту храп до самых пят.
И ты как храм, до слез до самых.
Марина, ты опять не роздана.
Ах, у эпох, как растерях,
Поэзия — всегда Морозова!
До плахи и монастыря.
Ее преследует собака,
Ее в тюрьме гноит тоска.
Горит как протопоп Аввакум
Бурли-бурлючая Москва.
А рядом, под шарманку шамкая,
Как будто бы из-за кулис,
Снимают колокольни шапки,
Приветствуя социализм!

А вот еще:

Отличной от других

Виктор Фет

Ты совсем не похожа на женщин других: / У тебя в меру длинные платья, / У тебя выразительный, сдержанный стих / И выскальзывание из объятья. / / Ты не красишь лица, не сгущаешь бровей / И волос не стрижёшь в жертву моде. / Для тебя есть Смирнов, но и есть соловей, / Кто его заменяет...

Чья розова шкурка и грустен, как сумерки, взгляд...

Вадим Шершеневич

Чья розова шкурка и грустен, как сумерки, взгляд? / Чей хвостик колечком свернулся, от жизни устав? / Послушай, далёко, далёко на озере Чад / Живёт поросёнок Наф-Наф. / / Три брата их было. Плясали они под тамтам. / И в тёплой грязи искупавшись, гуляли везде. / Пел ветер им сказки таи...

Черепаха (отрывок из книги)

РэдЛеди

― Кто тебе дороже, я или она? / / Женщина плакала, а он ненавидел женские слёзы. / / Наконец, умывшись солёной водой, она заглянула к нему в глаза и прочитала ответ. / / Хлопнула дверь, посыпалась штукатурка. / / На него, с петербургского паркета, не мигая, смотрела гигантс...

Чека

Садовская

I. Камера / Может быть, нас было тридцать, / Может быть, нас было три... / От зари и до зари / Сердце билось: триста тридцать / Будут жить, а ты - умри! / Триста тридцать глупых трупов, / Позабывших умереть!.. / Научись у смерти впредь / Жить, как триста тридцать трупов, / Заперт...

Синеглазая женщина входит походкой царицы...

Владимир Набоков

Синеглазая женщина входит походкой царицы. / Открываются окна. Горит на закате река. / По вечернему воздуху белая стая стремится, / А она неподвижна. Н четки сжимает рука. / / Это - Анна Ахматова. Старшая в хоре пророчиц. / Та, что в песенный мед претворила полынные дни. / Псалмопевцу...

По пятницам в «Гиперборее»...

Фима Жиганец

По пятницам в "Гиперборее" / Расцвет литературных роз. / И всех садов земных пестрее / По пятницам в "Гиперборее", / Как под жезлом воздушной феи, / Цветник прельстительный возрос, / По пятницам в "Гиперборее" / Расцвет литературных роз. / / Выходит Михаил Лозинский, / Покуривая...