Николаю Гумилёву

Источник:
Расскажу тебе (пробуждаясь немыслимо)
О последних строках войны.
Денщиков холостые истины —
Истекали злобой страны.

По окопам сквернело мужество,
Мужиков воротило домой.
Не любовью, не верой, не ужасом —
Коктебель — исходил слюной.

Африканскими снами бредивший
Проведения порох пил,
Чтоб, когда-нибудь, утренней свежестью —
Захлебнуться в стране могил.

А вот еще:

В ремешках пенал и книги были…

Евгений Арабкин

В ремешках пенал и книги были, / Возвращалась я домой из школы. / Эти липы, верно, не забыли / Нашу встречу, мальчик мой веселый. / Только ставши лебедем надменным, / Изменился серый лебеденок. / А на жизнь мою лучом нетленным / Грусть легла, и голос мой не звонок.

Твой белый дом и тихий сад оставлю…

Александр Курлов

Твой белый дом и тихий сад оставлю. / Да будет жизнь пустынна и светла. / Тебя, тебя в моих стихах прославлю, / Как женщина прославить не могла. / И ты подругу помнишь дорогую / В тобою созданном для глаз ее раю, / А я товаром редкостным торгую - / Твою любовь и нежность продаю.

Заплаканная осень, как вдова…

Корней Чуковский

Заплаканная осень, как вдова / В одеждах черных, все сердца туманит... / Перебирая мужнины слова, / Она рыдать не перестанет. / И будет так, пока тишайший снег / Не сжалится над скорбной и усталой... / Забвенье боли и забвенье нег - / За это жизнь отдать не мало.

Колыбельная

Теофиль Готье

Далеко в лесу огромном, / Возле синих рек, / Жил с детьми в избушке темной / Бедный дровосек. / / Младший сын был ростом с пальчик,- / Как тебя унять, / Спи, мой тихий, спи, мой мальчик, / Я дурная мать. / / Долетают редко вести / К нашему крыльцу, / Подарили белый крестик ...

Тот август, как желтое пламя…

Джакомо Леопарди

Тот август как желтое пламя, / Пробившееся сквозь дым, / Тот август поднялся над нами, / Как огненный серафим. / / И в город печали и гнева / Из тихой Корельской земли / Мы двое - воин и дева - / Студеным утром вошли. / / Что сталось с нашей столицей, / Кто солнце на землю ни...

А! Это снова ты. Не отроком влюбленным…

Шарль Бодлер

А! Это снова ты. Не отроком влюбленным, / Но мужем дерзостным, суровым, непреклонным / Ты в этот дом вошел и на меня глядишь. / Страшна моей душе предгрозовая тишь. / Ты спрашиваешь, что я сделала с тобою, / Врученным мне навек любовью и судьбою. / Я предала тебя. И это повторять - / О...