Гумилёву

  • Дата:
Источник:
1. 
В аравийских песках, под ветрами священного Нила 
(Что течет среди башен), не страшен забвения час. 
Все покроется пылью, и слоем фертильного ила 
Занесет города и столетью. Тому же из нас, 
Кто не выпил забвения чашу скакать под звездами, 
Управлять кораблями, прищурясь на белый экран, 
Падать в белый песок. Пустота прорастет городами, 
И забудется миф экзотических стран. 
Наше время не вечно, наши страсти не новы, 
Век базарной торговкой кричит, обнаружив пропажу. 
Я в тени сикоморы читаю стихи Гумилева, 
Напоивши усталых коней, разгрузивши поклажу.

2. 
Плесни, волна, на берег. Смой скорей 
С песка ту ересь, что чертил еврей 
Под зорким оком римского капрала. 

В жестяных латах, опустив забрало, 
С копьем наперевес, безумный дон 
Катится под откос, что твой бидон. 

Должно быть, это сон. Плесни, волна, 
И наше море обнажи до дна. 
И мы вздохнем: конечмо, это сон. 

3. 
А греки — что? Они ушли навеки. 
Умны, как черти, были эти греки, 
Не рассуждали о добре, о зле. 
А если кто и знал во время оно, 
Что за огонь в пещере у Платона 
Бросает тень; кто роется в золе 
Того костра; кто греет ноги 
У этого огня — считалось: боги. 
Ну, нимфы разные, дриады да сатиры, 
Соседние жильцы одной большой квартиры. 

4. 
Но мы закрыли этот миг 
Застежкою печатных книг, 
Потом компьютерным экраном 
Еще не раз прошлись по ранам. 
На обезболенных и бледных 
Канатах нервов мозг повис, 
Под весом заповедей медных 
Стараемся не глянуть вниз, 
Туда, где светится провал, 
Где исключения из правил, 
Где Босх еще не побывал 
И нам отчета не представил. 

(Предмет не нов, и счет не одинаков: 
Об этом Гете пел, и повторял Булгаков).

А вот еще:

Не пойдём говорит...

Дмитрий Авалиани

не пойдём говорит / к ним в гости там нет ничего / что можно было бы съесть / выпить / или поцеловать

Вы мне написали правою...

Даниил Андреев

Вы мне написали правою, / за левую извиняясь, / которая была в гипсе - / бел-белое изваянье. / Вы выбрали пристань в Принстоне, / но, что замерло как снег / в откинутом жесте гипсовом, / мисс Серебряный век?.. / Кленовые листы падали, / отстегиваясь как клипсы. / Простите мне мою...

Ганс Вреден

Антон Балакин

Петербургские апокрифы / / I / / В числе иностранцев, привлеченных соблазнительными приглашениями Петра и преувеличенными слухами о быстрых наживах и возвышениях, Ганс Вреден прибыл осенью 17** года в Петербург. Он не имел определенных планов, надеясь на счастливую звезду свою, быстрый и х...

Невымышленный подвиг

Вероника Гудкова

Когда-нибудь в ГУЛАГе бригадир / или забитый этим бригадиром / жил призраками дивных бригантин, / которые и были прежним миром. / / Наивность - это древний документ, / хотя и не всегда нам оправданье. / Несбывшиеся сны - предмет / страданья, / и не для героизма постамент. / / ...

Смерть Гумилёва

Владимир Динец

Ужасный, страшный плен души, / Предсмертный, слабый крик... / Что в это миг он пережил, / Что понял в этот миг? / / Немой вопрос. Удар свинца. / Налитый кровью взор... / Судьбы, лукавой без конца, / Бесправный приговор. / / Ему казался тесен мир, / Он сам себя не зна...

Оборванные строки

Владимир Корнилов

Стен высоких, лая бешеного / Сердце не дрожало, / Если уж теперь узнала / Власть морского вала. / Ураган в груди остался, / Дикое бесстрашье, - / Вот с такими бы рогами / На любую башню. / Ты не знал. А из темницы / Выкрасть час последний - / Всех проклятий, чар и лас...