Гумилёву

  • Дата:
Источник:
1. 
В аравийских песках, под ветрами священного Нила 
(Что течет среди башен), не страшен забвения час. 
Все покроется пылью, и слоем фертильного ила 
Занесет города и столетью. Тому же из нас, 
Кто не выпил забвения чашу скакать под звездами, 
Управлять кораблями, прищурясь на белый экран, 
Падать в белый песок. Пустота прорастет городами, 
И забудется миф экзотических стран. 
Наше время не вечно, наши страсти не новы, 
Век базарной торговкой кричит, обнаружив пропажу. 
Я в тени сикоморы читаю стихи Гумилева, 
Напоивши усталых коней, разгрузивши поклажу.

2. 
Плесни, волна, на берег. Смой скорей 
С песка ту ересь, что чертил еврей 
Под зорким оком римского капрала. 

В жестяных латах, опустив забрало, 
С копьем наперевес, безумный дон 
Катится под откос, что твой бидон. 

Должно быть, это сон. Плесни, волна, 
И наше море обнажи до дна. 
И мы вздохнем: конечмо, это сон. 

3. 
А греки — что? Они ушли навеки. 
Умны, как черти, были эти греки, 
Не рассуждали о добре, о зле. 
А если кто и знал во время оно, 
Что за огонь в пещере у Платона 
Бросает тень; кто роется в золе 
Того костра; кто греет ноги 
У этого огня — считалось: боги. 
Ну, нимфы разные, дриады да сатиры, 
Соседние жильцы одной большой квартиры. 

4. 
Но мы закрыли этот миг 
Застежкою печатных книг, 
Потом компьютерным экраном 
Еще не раз прошлись по ранам. 
На обезболенных и бледных 
Канатах нервов мозг повис, 
Под весом заповедей медных 
Стараемся не глянуть вниз, 
Туда, где светится провал, 
Где исключения из правил, 
Где Босх еще не побывал 
И нам отчета не представил. 

(Предмет не нов, и счет не одинаков: 
Об этом Гете пел, и повторял Булгаков).

А вот еще:

Но была ли на самом деле…

Эрик Бёрнер

Но была ли на самом деле / Эта встреча в Летнем саду / В понедельник, на Вербной неделе, / В девятьсот двадцать первом году? / / Я пришла не в четверть второго, / Как условлено было, а в пять. / Он с улыбкой сказал: - Гумилёва / Вы бы вряд ли заставили ждать. / / Я смутилась...

Теплое сердце брата укусили свинцовые осы…

Евгений Бонвер

Теплое сердце брата укусили свинцовые осы, / Волжские нивы побиты желтым палящим дождем, / В нищей корзине жизни - яблоки и папиросы, / Трижды чудесна осень в бедном величье своем. / / Медленный листопад на самом краю небосклона, / Желтизна проступила на теле стенных газет, / Кро...

Где снегом занесенная Нева…

Бабр

Где снегом занесенная Нева, / И голод, и мечты о Ницце, / И узкими шпалерами дрова, / Последние в столице. / / Год восемнадцатый и дальше три, / Последних в жизни Гумилёва... / Не жалуйся, на прошлое смотри, / Не говоря ни слова. / / О, разве не милее этих роз / У южны...

Современникам

Фикрет Цацан

Я вам тоже не пара, конечно. / Не случайно и я - акмеист. / Для меня лучше мастер заплечный, / Чем собой упоенный артист. / Мне близки иудеи, Элладу / Научившие в первый же век, / Что искусство дает лишь отраду, / Но без Бога ты не человек. / Уцелел прорицатель патмосский, / ...

Гумилёв-Ахматова-Модильяни

Витольд Дабровский

Как же вы жили, / грустные дети - / Коля и Аня? / Анино сердце - / через столетье - / всё модильянит. / Коля воюет - / с немцами, львами, / властью и болью... / Встретятся дети / где-то под сердцем / мудрого Бога. / / Боженька старый / скажет: ну чт...

Гумилёву и Ахматовой

Хуршид Даврон

"Послушай!" - и слушает, зябко обняв / Колени. / "Жираф..." - но ее не волнует жираф. / Лишь тени / Струятся и пляшут в ее волосах / Дождливо... / А он южным ветром и солнцем пропах, / Игриво / Ложится на тонкие плечи рука. / "Послушай!" / Но как же она от него далека! / И уши ...