Гумилёву

  • Дата:
Источник:
1. 
В аравийских песках, под ветрами священного Нила 
(Что течет среди башен), не страшен забвения час. 
Все покроется пылью, и слоем фертильного ила 
Занесет города и столетью. Тому же из нас, 
Кто не выпил забвения чашу скакать под звездами, 
Управлять кораблями, прищурясь на белый экран, 
Падать в белый песок. Пустота прорастет городами, 
И забудется миф экзотических стран. 
Наше время не вечно, наши страсти не новы, 
Век базарной торговкой кричит, обнаружив пропажу. 
Я в тени сикоморы читаю стихи Гумилева, 
Напоивши усталых коней, разгрузивши поклажу.

2. 
Плесни, волна, на берег. Смой скорей 
С песка ту ересь, что чертил еврей 
Под зорким оком римского капрала. 

В жестяных латах, опустив забрало, 
С копьем наперевес, безумный дон 
Катится под откос, что твой бидон. 

Должно быть, это сон. Плесни, волна, 
И наше море обнажи до дна. 
И мы вздохнем: конечмо, это сон. 

3. 
А греки — что? Они ушли навеки. 
Умны, как черти, были эти греки, 
Не рассуждали о добре, о зле. 
А если кто и знал во время оно, 
Что за огонь в пещере у Платона 
Бросает тень; кто роется в золе 
Того костра; кто греет ноги 
У этого огня — считалось: боги. 
Ну, нимфы разные, дриады да сатиры, 
Соседние жильцы одной большой квартиры. 

4. 
Но мы закрыли этот миг 
Застежкою печатных книг, 
Потом компьютерным экраном 
Еще не раз прошлись по ранам. 
На обезболенных и бледных 
Канатах нервов мозг повис, 
Под весом заповедей медных 
Стараемся не глянуть вниз, 
Туда, где светится провал, 
Где исключения из правил, 
Где Босх еще не побывал 
И нам отчета не представил. 

(Предмет не нов, и счет не одинаков: 
Об этом Гете пел, и повторял Булгаков).

А вот еще:

Ты грозно умер, смерть предугадав…

Ты грозно умер, смерть предугадав, - / О это лермонтовское прозренье! - / И времени стремительный удав / Лелеет каждое стихотворенье. / / И ты растешь, как белый сталагмит, / Ты - древо; опустившее над нами / Шатер ветвей, и сень его шумит, / Уже отягощенная плодами. / / ...

В затонувшей субмарине

Чжан Бинг

Облик рабский, низколобый, / Отрыгнет поэт, отринет: / Несгибаемые души / Не снижают свой полет. / Но поэтом быть попробуй / В затонувшей субмарине, / Где ладонь свою удушье / На уста твои кладет. / / Где за стенкою железной / Тишина подводной ночи, / Где во тьме, такой ...

Я живу в обветшалом доме…

Ван Чжао Цзянь

Я живу в обветшалом доме / У залива. Залив замерз. / А за ним, в голубой истоме, / Снеговой лиловатый торс. / / Та вершина уже в Китае, / До нее восемнадцать миль. / Золотящаяся, золотая / Рассыпающаяся пыль! / / Я у проруби, в полушубке, / На уступах ледяных глыб - /...

Гумилёв

Анна Альтер

Прекрасен строгий образ Гумилёва!.. / Он в те года сияюще возник, / Когда какой-то иссякал родник / И дряблым, бледным становилось слово. / И голосом трубы, военной и суровой, / Его призыв воспрянул в этот миг, / И к небесам подъятый, тонкий лик / Овеян был блистаньем силы новой...

Мы прочли о смерти его…

Татьяна Аудерская

Мы прочли о смерти его, / Плакали громко другие. / Не сказала я ничего, / И глаза мои были сухие. / / А ночью пришел он во сне / Из гроба и мира иного ко мне, / В черном старом своем пиджаке, / С белой книгой в тонкой руке. / / И сказал мне: "Плакать не надо, / Хорошо, ч...

Но была ли на самом деле…

Эрик Бёрнер

Но была ли на самом деле / Эта встреча в Летнем саду / В понедельник, на Вербной неделе, / В девятьсот двадцать первом году? / / Я пришла не в четверть второго, / Как условлено было, а в пять. / Он с улыбкой сказал: - Гумилёва / Вы бы вряд ли заставили ждать. / / Я смутилась...