Гумилёв

Путь конкистадора в горах остер.
Цветы романтики на дне нависли.
И жемчуга на дне - морские мысли -
Трехцветились, когда ветрел костер.
   
И путешественник, войдя в шатер,
В стихах свои писания описьмил.
Уж как Европа Африку ни высмей,
Столп огненный-души ее простор.
   
Кто из поэтов спел бы живописней
Того, кто в жизнь одну десятки жизней
Умел вместить? Любовник, Зверобой,
   
Солдат - все было в рыцарской манере
...Он о Земле толкует на Венере,
Вооружась подзорною трубой.