Н. С. Гумилёву

“Как гурии в магометанском
Эдеме в розах и шелку”, —
Так мы в дружине ополченской
На прибалтийском берегу.

Сапог неделю не сымая,
В невыразимой духоте
В фуфайках теплых почиваем
(Все что с собою — на себе)

На нарах — этом странном ложе —
В грязи занозисто-сплошной,
Почти что друг на друге лежа,
Дыша испариной чужой;

Чужою деревянной ложкой,
Искапанной с чужих усов,
Хлебаем щи из миски общей
(Один состольник нездоров);

На тех же нарах (— что подошвы),
Где наши ноги, там и хлеб,
И протолкаться невозможно,
Когда хлебает взвод обед...

Никак ни времени, ни места,
Чтоб раз умыться, не урвать,
И насекомым стало тесно
В лесу волосяном гулять...

...Так жизнь такая превосходит
Блаженства мерой все, что мог
Своим любимцам уготовить
В раю пресветлом щедрый Бог!

И нет утонченнее пищи,
Чем те замусленные “шти”,
И помещений благовонней
Казармы — в мире не найти!

И тот слепец, кто в это время
В кафе поит вином девиц:
Не видит он, что вместе с теми
Ужей глотает и мокриц.

И жалок тот, кто тело в ваше
Кунает, нежучи, свое:
Чем дух ее благоуханней, —
Тем тяжелее смрад ее.

А мы, в чудовищном удушье,
В грязи сверхмерной, слышим мы,
Как павших в славных битвах души
Поют военные псалмы,

И видим мы, как, предводимы
Самим Всевышним, — нашу рать
Сопровождают херувимы,
Уча бессмертно умирать...

А вот еще:

Современникам

Фикрет Цацан

Я вам тоже не пара, конечно. / Не случайно и я - акмеист. / Для меня лучше мастер заплечный, / Чем собой упоенный артист. / Мне близки иудеи, Элладу / Научившие в первый же век, / Что искусство дает лишь отраду, / Но без Бога ты не человек. / Уцелел прорицатель патмосский, / ...

Гумилёв-Ахматова-Модильяни

Витольд Дабровский

Как же вы жили, / грустные дети - / Коля и Аня? / Анино сердце - / через столетье - / всё модильянит. / Коля воюет - / с немцами, львами, / властью и болью... / Встретятся дети / где-то под сердцем / мудрого Бога. / / Боженька старый / скажет: ну чт...

Гумилёву и Ахматовой

Хуршид Даврон

"Послушай!" - и слушает, зябко обняв / Колени. / "Жираф..." - но ее не волнует жираф. / Лишь тени / Струятся и пляшут в ее волосах / Дождливо... / А он южным ветром и солнцем пропах, / Игриво / Ложится на тонкие плечи рука. / "Послушай!" / Но как же она от него далека! / И уши ...

Н. Гумилёву

Збигнев Дмитроча

Я прошу Вас... Вы не умирайте, / Не сказав ни слова о путях, / Уводящих Вас... Прощайте / Мне, не ведающей о смертях, / О слезах же знающей так мало, / О дождях и сумерках - в слезах... / Где победа твоя, смерть, где твое жало? / Вы не умирайте на глазах / Плачущих. Пусть только Ваши...

Клуб поэтов

Антанас Дрилинга

Поэты собирались в клуб, / Как будто в гости к музе, / К печному милому теплу: / Литейный. Дом Мурузи, / / В ту зиму здесь хозяин Блок, / Рачительный хозяин: / Достать товарищам паек, / Дать вечер для окраин. / / - Нас горсть. Их тьмы. Они придут / И станут рядом с нами...

“Без божества, без вдохновенья”

Андрес Эхин

Союз поэтов выбрал Гумилева, / А Блок за неспособность был смещен. / И Гумилев спокойно и толково / Внедрял свой поэтический канон. / / А Блок иное слушал: там, на Пряжке, / Стирали прачки, пели под окном / О миленьком в сатиновой рубашке / И "Яблочко", гремя, катилось в дом. ...