Н. Гумилёв

I

У истоков сумрачного Конго,
Возле озера Виктория-Нианца
Под удары жреческого гонга
Он свершал магические танцы.
Бормотанье, зазыванье, пенье,
Утомясь, переходило в стоны.
Но смотрел уже без удивленья
Старый пес — подарок Ливингстона.

II

Пестрый сеттер быстр, как ветер,
Всех был преданней на свете,
Не воришка и не трус.
Но для старых и голодных
Добродетели бесплодны,
Драгоценней мяса кус.
Пестрый пес лежал так близко,
Мяса кус висел так низко,
Над землей всего лишь фут.
И открылась в сердце дверца,
А когда им шепчет сердце,
Псы не борются, не ждут.

III

Сегодня ты как-то печально глядишь на ковры и обои,
И слушать не хочешь про страны, где вечно ласкающий май.
Послушай, огни погасим, и пригрезится пусть нам обоим,
Как жрец, разозлившись на пса, смертоносный схватил ассегай.

Помчалось копье, загудя, убегавшей собаке вдогонку,
И, кровью песок обагрив, повалился наказанный пес.
Послушай, — на озере Ньянца, под звуки гудящего гонга,
Жил сеттер голодный и быстрый и мясо жреца он унес...

А вот еще:

Гумилёв

Екатерина Малкина

Путь конкистадора в горах остер. / Цветы романтики на дне нависли. / И жемчуга на дне - морские мысли - / Трехцветились, когда ветрел костер. / / И путешественник, войдя в шатер, / В стихах свои писания описьмил. / Уж как Европа Африку ни высмей, / Столп огненный-души ее простор...

Перед войной

Вячеслав Иванов

Я Гумилеву отдавал визит, / Когда он жил с Ахматовою в Царском, / В большом прохладном тихом доме барском, / Хранившем свой патриархальный быт, / / Не знал поэт, что смерть уже грозит / Не где-нибудь в лесу Мадагаскарском, / Не в удушающем песке Сахарском, / А в Петербурге, где...

Пять поэтов

Вера Иванова-Шварсалон

Иванов, кто во всеоружьи / И блеске стиля, - не поэт: / В его значительном ненужьи / Биенья сердца вовсе нет. / / Андрея Белого лишь чую, / Андрея Белого боюсь... / С его стихами не кочую / И в их глубины не вдаюсь... / / Пастэльно-мягок ясный Бунин, / Отчетлив и приятно-свеж...

Мореход

Алексей Ремизов

Еще небесный купол розов, / Еще лазурностью дыша, / Скорбит и пламенныя грозы / Смятенно чувствует душа... / И в безглагольности ей снится, / Сквозь безпечальную лазурь, - / Глухия издали зарницы / И песни огнекрылых бурь... / Навстречу яростной пучине / Пой, восхищенный м...

Восток

Владимир Уманов-Каплуновский

Мерангов много путешествовал. Он любил Восток и хорошо его знал. Он не тащил в свой дом из дальних странствий разный хлам, как делает большинство путешественников, но то немногое, чем мы любовались, было действительно ценно и редко. Каждая вещь имела свою историю: или забавную, или трагическую, или ...

Гумилёву

Михаил Эльзон

1. / В аравийских песках, под ветрами священного Нила / (Что течет среди башен), не страшен забвения час. / Все покроется пылью, и слоем фертильного ила / Занесет города и столетью. Тому же из нас, / Кто не выпил забвения чашу скакать под звездами, / Управлять кораблями, прищ...