Гумилёв

Вот Николай Степаныч мчится
По Невскому, растерян, дик,
Морозной пылью серебрится
Его курьезный воротник.

Дивит зевак его оленья
Доха, лапландских плод ловитв.
Да, он рожден для вдохновенья,
Для звуков сладких и молитв.

Ах, мало ль во “Всемирной” гурий
До герцогини вплоть самой: —
А он, каналья, просит бури,
Как будто в бурях есть покой.

А вот еще:

Жрецы рифмованного слова…

Дмитрий Ясный

Жрецы рифмованного слова, / Услышьте мой печальный стон! / Стихотворенье Гумилева / Прочел я в сборнике "Дракон". / / Страшнее Гойевской химеры / С кошачьей дева головой, / Но во сто крат страшнее пэры, / Герои знати родовой. / / Они историю забыли, / Сбежались к Кругл...

Не в журнале ты совсем, а где-то…

Александр Лукич Волков

И совсем не в мире мы, а где-то / На задворках мира, средь теней... / Н. Гумилёв / / Отныне я рядом с Голлербахом печататься не буду. / (Его же слова после рецензии о "Драконе") / / Не в журнале ты совсем, а где-то / На задворках книгобытия. / Болтовню несвязную поэта / Со...

Басня

Николай Вороний

В Испании два друга меж собой / Поспорили, кому владеть арбой. / До кулаков у них дошло, до драки, / Грызутся озверело, как собаки. / Приятелю приятель / Кричит: Мошенник ты, предатель / И негодяй и вор! / / А всё им не закончить спор. / Во время этих перипетий / Юрк... И ...

Баллада об издателе

Георги Василев Динински

На Надеждинской жил один / Издатель стихов, / Назывался он господин / Блох. / Всем хорош бы... Лишь одним он был / Плох. / Фронтисписы слишком полюбил / Блох. / Фронтиспис его и погубил. / Ох! / / Труден издателя путь, и тяжел, и суров, и тернист, / А тут еще марка, ех libr...

Сегодня особенно как-то умаслен твой кок…

Любомир Георгиев Занев

Сегодня особенно как-то умаслен твой кок / И когти особенно длинны, вонзаясь в меня... / В тени баобаба, призывною лаской маня, / Изысканный ждет носорог... / Вдали он подобен бесформенной груде тряпья, / И чресла ему украшают такие цветы, / Каких бы в порыве экстаза не выдумал я, / Ув...

На ноге моей мозоли…

Бойко Златев

На ноге моей мозоли, / Их не срежу никогда. / Я пешком прошелся к Оле, / Но ходить не в силах боле / От щемящей жгучей боли и стыда. / На ноге прикосновенье / Чьих-то грубых, чуждых ног, / И, как нюх мой помнит тленье, / Так хранит их впечатленье / Мой сверкающий, изысканн...