Дворник метет мостовую…

Дворник метет мостовую,
Метлой грязь счищает и лопатой,
А потом покупает “мерзавчик”,
Пьет его гольем без закуски.
По проспекту мчатся моторы
И давят прохожих беспрестанно.
Городовые протоколы в участках
О случаях с моторами составляют,
Но толку из этого не выходит.

А вот еще:

Смерть Гумилёва

Владимир Динец

Ужасный, страшный плен души, / Предсмертный, слабый крик... / Что в это миг он пережил, / Что понял в этот миг? / / Немой вопрос. Удар свинца. / Налитый кровью взор... / Судьбы, лукавой без конца, / Бесправный приговор. / / Ему казался тесен мир, / Он сам себя не зна...

Оборванные строки

Владимир Корнилов

Стен высоких, лая бешеного / Сердце не дрожало, / Если уж теперь узнала / Власть морского вала. / Ураган в груди остался, / Дикое бесстрашье, - / Вот с такими бы рогами / На любую башню. / Ты не знал. А из темницы / Выкрасть час последний - / Всех проклятий, чар и лас...

Надпись на камне

Юлия Захарова

Она была, как мальчик, безудержной, / Счастливою, как жаворонок в поле. / Ее улыбку, флейты рук и гордость / Я ждал года и взял ее веселой, / От мира неоторванной и свежей, / / Как вод нагорных быстрое теченье. / Я, видевший пустыни и сраженья, / ...

Гумилев жираф

Андрей Коровин

Ахматовой муж - все мы знаем - владел кораблем / Две черные точки на линии где горизонт / На мачте сидя он жирафа кормил имбирем / До края земли доплывали с жирафом вдвоем / / И в просвещении / Вашем / Я не силен так же / И столь же, / Как вы, Елена! / Но что поделать, если / ...

Жестокий романс

Анна Илюнчева

Однообразно ты мелькала / Передо мной туда - назад / Ты мне смотреть футбол мешала, / Чему я был совсем не рад / / И ты была печальна тоже, / Свой пропуская сериал, / И под твоей атласной кожей (х2) / Под глазом расцветал фингал (х2) / / И если я живу на свете, / То только ли...

Сегодня Гумилёв, а завтра Ходасевич…

Осип Мандельштам

Сегодня Гумилёв, а завтра Ходасевич... / И я умру, и я увижу свет, / в изданьи массовом рассеясь / по всей России предпоследних лет. / Я чуда жду. Все ждали - не затем ли, / что каждый день по-новому нелеп, / когда не зерна сеют в эту землю, / а черствые куски, позавчерашний хлеб.