Пародия

Под Гумилёва

Я — молода: внимают мне поэты;
Я — как звезда, над блеском вечерниц;
Стан, — как лоза; глаза, — как кастаньеты,
Бросаются из шелковых ресниц.

И тут и там, — мне юноши Гренады
Бряцают саблями, — по вечерам —
Под окнами играя серенады,
А по утрам — сопровождая в храм.

Мне посвящал рондэли2 — Пирсо Памбра,
Мне обещал дуэли — дон Баран;
Но мне милее — минарет Альгамбры,
Вдруг задрожавший в воздух ятаган3.

Где мраморами белого бассейна
Украшен сад, — и где всклокочен лавр, —
Там — на заре проходит в дом Гуссейна
Хавей-Хумзи, мой ненаглядный мавр!

Его тюрбан, как митра снеговая,
Волной кисей полощется с плечей,
Свой пенный шелк в лазурь перевивая;
А блеск очей, как... плеск кривых мечей.

Как дым, разлет молочного бурнуса;
Как роза, розовая гандурá4
Играет чешуей сереброусой;
Бряцает в ночь браслет из серебра.

За ухом цветик зыблется лениво...
Но... в полумрак... — взорвется барабан!..
И — выбрызнет, вдруг завизжав плаксиво,
Кривой, как месяц, ясный ятаган.

И станет красной белая веранда:
Качаясь в ночь, оскалясь из руки, —
Там голова распластанного гранда
Поднимется над берегом реки.

1 Автор — восхищенный ценитель африканских стихов Н. С. Гумилева. Пародия — добродушная шутка.
2 Рондэль — стихотворная форма.
3 Ятаган — кривой меч.
4 Гандура — шелковая или шерстяная туника.

А вот еще:

Подражание Гумилёву

Михаил Лозинский

Единым взглядом навек сражен / (какая тонкая грусть) / Позвольте, я стану Вашим пажом / Всегда веселым - клянусь / Оставлю молча отца и мать / Нарушу любой приказ / ...Найти перчатку - и поцеловать / Среди дворцовых проказ / Смотреть влюбленно, шутить и петь / На палубе корабля / ...

Гумилёв

Екатерина Малкина

Путь конкистадора в горах остер. / Цветы романтики на дне нависли. / И жемчуга на дне - морские мысли - / Трехцветились, когда ветрел костер. / / И путешественник, войдя в шатер, / В стихах свои писания описьмил. / Уж как Европа Африку ни высмей, / Столп огненный-души ее простор...

Перед войной

Вячеслав Иванов

Я Гумилеву отдавал визит, / Когда он жил с Ахматовою в Царском, / В большом прохладном тихом доме барском, / Хранившем свой патриархальный быт, / / Не знал поэт, что смерть уже грозит / Не где-нибудь в лесу Мадагаскарском, / Не в удушающем песке Сахарском, / А в Петербурге, где...

Пять поэтов

Вера Иванова-Шварсалон

Иванов, кто во всеоружьи / И блеске стиля, - не поэт: / В его значительном ненужьи / Биенья сердца вовсе нет. / / Андрея Белого лишь чую, / Андрея Белого боюсь... / С его стихами не кочую / И в их глубины не вдаюсь... / / Пастэльно-мягок ясный Бунин, / Отчетлив и приятно-свеж...

Мореход

Алексей Ремизов

Еще небесный купол розов, / Еще лазурностью дыша, / Скорбит и пламенныя грозы / Смятенно чувствует душа... / И в безглагольности ей снится, / Сквозь безпечальную лазурь, - / Глухия издали зарницы / И песни огнекрылых бурь... / Навстречу яростной пучине / Пой, восхищенный м...

Восток

Владимир Уманов-Каплуновский

Мерангов много путешествовал. Он любил Восток и хорошо его знал. Он не тащил в свой дом из дальних странствий разный хлам, как делает большинство путешественников, но то немногое, чем мы любовались, было действительно ценно и редко. Каждая вещь имела свою историю: или забавную, или трагическую, или ...