Одинокий, как вечность

Памяти поэта
Николая Гумилёва


Закрываю глаза, будто слепну...
Острота. Холодок серебристый.
Я внимаю таинственной лепке
В колдовской мастерской акмеиста.

Расписными колоннами строчек —
Арабесками, витражами —
Весь он разный и древний, как зодчий
Мавритано-персидских керамик.

Звонко выточен, тонко изваян,
Как арабская вязь, неразгадан,
Как гремящая медь, беспечален
И безмолвно-печален, как ладан.

Обаянье цветных декораций
И героика шумных там-тамов...
Может быть. Но созвучья ложатся
Светотенью к подножию храмов.

Овладевший и адом и раем,
Как безумец, недосягаем,
Лаской женскою или притворством,
Как копьем он сражен был острым...

Хлещет сизый камыш о пирогу.
Безысходность. Ужас. Расплата.
Рогом огненным Единорога
Побежден небесный экватор,

Где поэт, одинокий, как Вечность,
С беспощадным огненным дыхом,
С головой и лицом человечьим
Взмыл во мрак неприкаянным грифом.

А вот еще:

Жду звонка. А вечер в тучах тонет...

Автор неизвестен

Жду звонка. А вечер в тучах тонет... / Жду звонка. А телефон молчит. / Кресло подо мной скрипит и стонет, / Предъявляя перечень обид. / Вновь вздохнет басовою струною / Белая гитара у стены... / Уведет старинной ворожбою / Гумилев в загадочные сны. / Мир волшебный, трепетный и робкий...

Памяти Николая Гумилёва

Анна Путова

Господин офицер, вы еще не одеты? / Небо смотрит нахмуренно и свысока. / А вдали, в розоватых брабантских манжетах, / Облака, облака, облака, облака... / / Господин офицер, что же вы загрустили? / Умирают не только герои в стихах. / Видно, Бог и судьба всё же вам отпустили / Три выс...

Гумилятинка (детское, семнадцатилетнее)

Пламен Сивов

И шпаги искры высекал, / И кони мчались, как могли... / Но всё ж бойцы не доскакали, / И их тела в реке нашли. / / А та, кому предназначалась / Записка - "Я вернусь весной", / В слезах наутро обвенчалась / И стала графскою женой. / / Но вздрогнула она невольно, / Не зная отче...

Ехидна

Максим Стриха

Намедни - ты помнишь? - был остр и циничен мой ум, / А ноги - толсты, целлюлиты, и локти - вразлет. / Я знаю - так близко, так близко, в песках Каракум, / Простая ехидна живет. / / И свойственны ей истеричность, тоска, моветон, / Страшон и морщинист смешной ее кожный покров. / Пожалу...

Разговор Анны и Николая поздней осенью. Где-то между 1910-м и 1920-м годом

Томислав Шиовац

- Коля, Коля, Николай, / кого хочешь выбирай. / Только, милый, не меня. / Не прожить со мной ни дня. / / - Ох, не знаю! Маша, Лиза, / Оля, Леночка, Лариса... / Всех немножечко любя, / выбираю всё ж - тебя! / / - Гумми, Гумми, Николя, / Сиди дома, не гуляй. / В Африке есть Б...

Вроде робок, вроде низок ростом...

Румяна Веселинова Фалк

Вроде робок, вроде низок ростом, / Вроде и не мастер говорить, / Конвоиров в роще за погостом / Просит напоследок­ - прикурить. / Всю дорогу нервно балагурил,­ / Как-то весь светился изнутри. / И не знают, чем набедокури­л, / Офицерик этот. / ...