Н. С. Гумилёву

...Справа по три! Не плачь!
Марш могильный играй, штаб-трубач!

А. Фет

Сам Михаил Архистратиг
Его зачислит в рать свою.

А. Ахматова (из Н. Гумилёва)

Свод небесный будет раздвинут
Пред душою, и душу ту
Белоснежные кони ринут
В ослепительную высоту.

Н. Гумилёв

Я принял весть о гибели твоей
Не горькими бессильными слезами,
Но твой завет торжественный храня,
Ее я принял крепким сердцем мужа —
Я знаю — так довольней будешь Ты.

И вот, замкнувшись в четырех стенах,
Я верю, что беседую с Тобой.
Услышь мой голос, тот же, что всегда!
С Тобою говорю, как в Петербурге
За чаем иль за дружеским вином.

Для тех, кто жил порывом дальних странствий,
Кто звоном битв был с детства опьянен,
В ком рог охотничий рождал безумье,
Для тех, кому блаженны паруса,
Несущие в неведомые воды,
Не знаю я, Валгалла или Рай,

Но есть, но есть высокая обитель!
Я знаю — отдыхаешь Ты сейчас,
Ты не снимал ни разу в жизни латы.
А мне скучней и тяжелей сейчас.
Я вижу легкою броней небесной
Оделся Ты и в светлые крыла,
И огневым мечом Ты опоясан.

На новые и бранные дела
Неутомимый Ты вооружился.
На небесах — испытанная рать
Таких, как ты, от рук врага погибших.
Тебе ль, поэт, не быть ее певцом,
Не стать в ряды водителей ее!

Иль, может быть, слова мои земные
Тебе уже чужды и незнакомы.
Прости тогда, что я Тебя тревожу.
Но большего сказать я не умею
Моим земным невнятным языком.

А вот еще:

На смерть Н. Гумилёва

Вениамин Иофе

Кровь ключом захлещет на сухую / Пыльную и мятую траву. / Н. Гумилёв / Нет, ничем, ничем не смыть позора, / Даже счастьем будущих веков! / Был убит Шенье 8-го термидора, / 23-го августа - Гумилёв. / / И хотя меж ними стало столетье / Высокой стеною звонких дней, / Но вспыхнули...

Песнь торжественная на возвращение Гумилёва из путешествия в Абиссинию (в 1911 г.)

Игорь Шауб

Братья, исполнимте радостный танец! / Прибыл в наш край из-за дальнего Понта, / Славу затмить мексиканца, Бальмонта, / С грузом стихов Гумилёв - африканец! / / Трон золотой короля Менелика / Гордо отринув, привез он с собою / Пояс стыдливости, взятый им с бою / У эфиоплянки пылкой и...

Меж нами сумрак жизни длинной…

Алексей Васильев

Меж нами сумрак жизни длинной, / Но этот сумрак не корю, / И мой закат холодно-дынный / С отрадой смотрит на зарю.

О том, как буду я с тоскою…

Всеволод Сечкарев

О том, как буду я с тоскою / Дни в Петербурге вспоминать, / Позвольте робкою рукою / В альбоме Вашем начертать. / (О Петербург! О Всадник Медный! / Кузмин! О, песни Кузмина! / Г***, аполлоновец победный!) / О Вера Константиновн?, / Час - пятый... Самовар в гостиной / Еще не выпит.....

С тех пор, как в пламени и дыме…

Виктор Сонькин

С тех пор, как в пламени и дыме / Встречаем вместе каждый бой, / Как будто судьбами своими / Мы поменялися с тобой. Ты в глубь России смотришь строго, / Как бодрый кормчий сквозь туман. / Меня далекая дорога / Ведет к познанью чуждых стран.

Фра Беато Анджелико

Ирина Репина

Ты хочешь знать, кого я ненавижу? / Конечно, Фра Беато Анджелико. / Я в нем не гения блаженства вижу, / А мертвеца гробницы невеликой. Нет, он не в рост Адаму-акмеисту! / Он только карлик кукольных комедий, / Составленных из вечной и пречистой / Мистерии, из жертвенных трагедий. ...