Н. С. Гумилёву

...Справа по три! Не плачь!
Марш могильный играй, штаб-трубач!

А. Фет

Сам Михаил Архистратиг
Его зачислит в рать свою.

А. Ахматова (из Н. Гумилёва)

Свод небесный будет раздвинут
Пред душою, и душу ту
Белоснежные кони ринут
В ослепительную высоту.

Н. Гумилёв

Я принял весть о гибели твоей
Не горькими бессильными слезами,
Но твой завет торжественный храня,
Ее я принял крепким сердцем мужа —
Я знаю — так довольней будешь Ты.

И вот, замкнувшись в четырех стенах,
Я верю, что беседую с Тобой.
Услышь мой голос, тот же, что всегда!
С Тобою говорю, как в Петербурге
За чаем иль за дружеским вином.

Для тех, кто жил порывом дальних странствий,
Кто звоном битв был с детства опьянен,
В ком рог охотничий рождал безумье,
Для тех, кому блаженны паруса,
Несущие в неведомые воды,
Не знаю я, Валгалла или Рай,

Но есть, но есть высокая обитель!
Я знаю — отдыхаешь Ты сейчас,
Ты не снимал ни разу в жизни латы.
А мне скучней и тяжелей сейчас.
Я вижу легкою броней небесной
Оделся Ты и в светлые крыла,
И огневым мечом Ты опоясан.

На новые и бранные дела
Неутомимый Ты вооружился.
На небесах — испытанная рать
Таких, как ты, от рук врага погибших.
Тебе ль, поэт, не быть ее певцом,
Не стать в ряды водителей ее!

Иль, может быть, слова мои земные
Тебе уже чужды и незнакомы.
Прости тогда, что я Тебя тревожу.
Но большего сказать я не умею
Моим земным невнятным языком.

А вот еще:

В затонувшей субмарине

Чжан Бинг

Облик рабский, низколобый, / Отрыгнет поэт, отринет: / Несгибаемые души / Не снижают свой полет. / Но поэтом быть попробуй / В затонувшей субмарине, / Где ладонь свою удушье / На уста твои кладет. / / Где за стенкою железной / Тишина подводной ночи, / Где во тьме, такой ...

Я живу в обветшалом доме…

Ван Чжао Цзянь

Я живу в обветшалом доме / У залива. Залив замерз. / А за ним, в голубой истоме, / Снеговой лиловатый торс. / / Та вершина уже в Китае, / До нее восемнадцать миль. / Золотящаяся, золотая / Рассыпающаяся пыль! / / Я у проруби, в полушубке, / На уступах ледяных глыб - /...

Гумилёв

Анна Альтер

Прекрасен строгий образ Гумилёва!.. / Он в те года сияюще возник, / Когда какой-то иссякал родник / И дряблым, бледным становилось слово. / И голосом трубы, военной и суровой, / Его призыв воспрянул в этот миг, / И к небесам подъятый, тонкий лик / Овеян был блистаньем силы новой...

Мы прочли о смерти его…

Татьяна Аудерская

Мы прочли о смерти его, / Плакали громко другие. / Не сказала я ничего, / И глаза мои были сухие. / / А ночью пришел он во сне / Из гроба и мира иного ко мне, / В черном старом своем пиджаке, / С белой книгой в тонкой руке. / / И сказал мне: "Плакать не надо, / Хорошо, ч...

Но была ли на самом деле…

Эрик Бёрнер

Но была ли на самом деле / Эта встреча в Летнем саду / В понедельник, на Вербной неделе, / В девятьсот двадцать первом году? / / Я пришла не в четверть второго, / Как условлено было, а в пять. / Он с улыбкой сказал: - Гумилёва / Вы бы вряд ли заставили ждать. / / Я смутилась...

Теплое сердце брата укусили свинцовые осы…

Евгений Бонвер

Теплое сердце брата укусили свинцовые осы, / Волжские нивы побиты желтым палящим дождем, / В нищей корзине жизни - яблоки и папиросы, / Трижды чудесна осень в бедном величье своем. / / Медленный листопад на самом краю небосклона, / Желтизна проступила на теле стенных газет, / Кро...