Перед зарей

Я проснулся ночью пред бедою:
Колдовал над Русью темный Блок,
Футурист, с квадратною скулою,
Труп в кабак насиловать волок,

Сипло ржал частушки Маяковский,
Предлагал Вертинский кокаин,
А жестокий смех сатириконский
Раздавался жалостно один.

И не слышны были Гумилева
“Золотые, мерные” стихи,
Потому что “огненное Слово”
Он вливал в дырявые мехи.

Ночь плыла над Северной столицей...
Двадцать лет не наступал рассвет.
Должен был вторично разразиться
Шквал войны, — разгромов и побед, —

Чтобы тень Христова наклонилась
Над безбожной русскою землей,
Чтоб, из кровью залитой могилы,
Встал поэт — воитель и герой.

Это он украсил коммунарам
Грудь кутузовской большой звездой,
Всероссийским пропылал пожаром,
Протрубил тревожною трубой.

И теперь, когда пред миром новым
Русь стоит в раздумье роковом,
За предтечею — за Гумилевым —
Кто войдет в наш оскверненный дом?

Кто протянет руку чрез обвалы,
С Пушкиным наш век соединит?
Кто славянством сдвинутые скалы
В однородный сплавит монолит?

А вот еще:

Любовь Валькирии (памяти Николая Гумилёва)

И. А. Курляндский

Ненавистное перемирие / Залегло в полях снеговых; / Надо мной рыдает валькирия - / Я опять остался в живых. Сколько лет уж она печалится / И с надеждой из боя в бой / Ждёт, когда под кованой палицей / Хрустнет череп норманнский мой И когда кровавые войны / Мне глаза стальные зальют -...

Последняя дуэль

Марина Козырева

И даже когда мы сгорим, в нас не умрёт наша вечная жизнь, и свет избранников, теперь ещё "незримый для незрящих", дойдёт к земле через много, много лет, подобно тому как звёзды - неугасимый свет таких планет, которые сами давно померкли. И, может быть, не только избранники, но и все мы - будущие звё...

Путешественнику

Геннадий Красников

Я конквистадор в панцире железном, / Я весело преследую звезду... / Я пропастям и бурям вечный брат, / Но я вплету в воинственный наряд / Звезду долин, лилею голубую. / ...

Я и Вы

Дмитрий Гузевич

Да, я знаю, я вам не пара, / Я пришёл из другой страны... Я читаю стихи драконам, / Водопадам и облакам. / Н. Гумилёв / / Я знаю, я вам не пара, / Я пришла из чужих ...

Нет, это не песня…

Владимир Енишерлов

Нет, это не песня. / Я слышу - заброшенный сад: / Все гнило, / Все крошится, / Все опадет - только тронь... / Ты плачешь? / Послушай, далеко на озере Чад / Одинокая бродит гармонь.

Петербург

Ирина Сиротинская

А если лошадь, то подковы, / Что брызжут сырью и сиренью, / Что рубят тишину под корень / Непоправимо и серебряно. / Как будто Царское Село, / Как будто снег промотан мартом. / Еще лицо не рассвело, / Но пахнет музыкой и матом. / Целуюсь с проходным двором, / Справляю именины вора....