Перед зарей

Я проснулся ночью пред бедою:
Колдовал над Русью темный Блок,
Футурист, с квадратною скулою,
Труп в кабак насиловать волок,

Сипло ржал частушки Маяковский,
Предлагал Вертинский кокаин,
А жестокий смех сатириконский
Раздавался жалостно один.

И не слышны были Гумилева
“Золотые, мерные” стихи,
Потому что “огненное Слово”
Он вливал в дырявые мехи.

Ночь плыла над Северной столицей...
Двадцать лет не наступал рассвет.
Должен был вторично разразиться
Шквал войны, — разгромов и побед, —

Чтобы тень Христова наклонилась
Над безбожной русскою землей,
Чтоб, из кровью залитой могилы,
Встал поэт — воитель и герой.

Это он украсил коммунарам
Грудь кутузовской большой звездой,
Всероссийским пропылал пожаром,
Протрубил тревожною трубой.

И теперь, когда пред миром новым
Русь стоит в раздумье роковом,
За предтечею — за Гумилевым —
Кто войдет в наш оскверненный дом?

Кто протянет руку чрез обвалы,
С Пушкиным наш век соединит?
Кто славянством сдвинутые скалы
В однородный сплавит монолит?

А вот еще:

Перед войной

Вячеслав Иванов

Я Гумилеву отдавал визит, / Когда он жил с Ахматовою в Царском, / В большом прохладном тихом доме барском, / Хранившем свой патриархальный быт, / / Не знал поэт, что смерть уже грозит / Не где-нибудь в лесу Мадагаскарском, / Не в удушающем песке Сахарском, / А в Петербурге, где...

Пять поэтов

Вера Иванова-Шварсалон

Иванов, кто во всеоружьи / И блеске стиля, - не поэт: / В его значительном ненужьи / Биенья сердца вовсе нет. / / Андрея Белого лишь чую, / Андрея Белого боюсь... / С его стихами не кочую / И в их глубины не вдаюсь... / / Пастэльно-мягок ясный Бунин, / Отчетлив и приятно-свеж...

Мореход

Алексей Ремизов

Еще небесный купол розов, / Еще лазурностью дыша, / Скорбит и пламенныя грозы / Смятенно чувствует душа... / И в безглагольности ей снится, / Сквозь безпечальную лазурь, - / Глухия издали зарницы / И песни огнекрылых бурь... / Навстречу яростной пучине / Пой, восхищенный м...

Восток

Владимир Уманов-Каплуновский

Мерангов много путешествовал. Он любил Восток и хорошо его знал. Он не тащил в свой дом из дальних странствий разный хлам, как делает большинство путешественников, но то немногое, чем мы любовались, было действительно ценно и редко. Каждая вещь имела свою историю: или забавную, или трагическую, или ...

Гумилёву

Михаил Эльзон

1. / В аравийских песках, под ветрами священного Нила / (Что течет среди башен), не страшен забвения час. / Все покроется пылью, и слоем фертильного ила / Занесет города и столетью. Тому же из нас, / Кто не выпил забвения чашу скакать под звездами, / Управлять кораблями, прищ...

Посвящение Н. Гумилёву

Вера Лукницкая

О как дерзаю я, смущенный, / Вам посвятить обломки строф, / Небрежный труд, но освещенный / Созвездьем букв "a Goumileff". / / С распущенными парусами / Перевезли в своей ладье / Вы под чужими небесами / Великолепного Готье... / / В теплицах же моих не снимут / С растений ино...