Друзьям

  • Дата:
Источник:
В. С. и Г. А.
Летя над сплетеньем дорог,
Забывшись в мотиве одном,
Ты пересекаешь порог
Меж зыбкою явью и сном.

А там, по сожженным лесам,
Ни юга, ни севера нет –
Внимаешь друзей голосам,
Летящим с далеких планет.

И память твоя все густей,
Сладка и прозрачна, как мед;
И кинематограф страстей
Кружит у таганских ворот.

И песнею давних времен
Рыдает волшебный смычок,
И маленький магнитофон
Крутится, как детский волчок.

И движется занавес слов,
И снятся огонь и полет,
Читает стихи Гумилёв,
И Визбора голос поет.

А вот еще:

Стихи о поэте и романтике

Сергей Маковский

Я пел об арбузах и о голубях, / О битвах, убийствах, о дальних путях, / Я пел о вине, как поэту пристало... / Романтика! Мне ли тебя не воспеть, / Откинутый плащ и сверканье кинжала, / Степные походы и трубная медь... / Романтика! Я подружился с тобой, / Когда с пожелтевших страниц Вал...

Умывался ночью на дворе…

Владимир Пяст

Умывался ночью на дворе - / Твердь сияла грубыми звездами. / Звездный луч - как соль на топоре, / Стынет бочка с полными краями. / / На замок закрыты ворота, / И земля по совести сурова, - / Чище правды свежего холста / Вряд ли где отыщется основа. / / Тает в бочке, словно соль...

Н. Г.

Анна Гумилёва

I. / / *** / / Товарищ верный отроческих лет, / Оплаканный, помянутый в молитвах, / Тебя здесь нет. Мой друг, тебя здесь нет. / Ты с войском ангельским в иных воюешь битвах. / / Воспринятый людьми, как эпизод / В истории моей земли унылой, / Ты продолжаешь дерзостный полет /...

Он любил три вещи на свете…

Иоганнес фон Гюнтер

Он любил три вещи на свете: / За вечерней пенье, белых павлинов / И стертые карты Америки. / Не любил, когда плачут дети, / Не любил чая с малиной / И женской истерики. / ...А я была его женой.

Автоматичен, вежлив и суров

Георгий Адамович

Автоматичен, вежлив и суров, / На рубеже двух славных поколений, / Забыл о бесхарактерном Верлэне / И Теофиля принял в сонм богов... / И твой картонный профиль, Гумилёв, / Как вырезанный для китайской тени. / ...........................

Рязанец прорвется: «А ну, давай!»…

Вера Неведомская

Рязанец1 прорвется: / "А ну, давай!" / И снова / Ни форм, / Ни лиц. / И рельсы / Бросаются под трамвай / С настойчивостью / Самоубийц. / / И снова / Диктаторской рукой / Паккарды, Рено, людей / Проводит, / Ведет конвейер Тверской / К побоищам площадей. / / Попробу...