“Без божества, без вдохновенья”

Материалы по теме:

Биография и воспоминания Критика
Союз поэтов выбрал Гумилева,
А Блок за неспособность был смещен.
И Гумилев спокойно и толково
Внедрял свой поэтический канон.

А Блок иное слушал: там, на Пряжке,
Стирали прачки, пели под окном
О миленьком в сатиновой рубашке
И “Яблочко”, гремя, катилось в дом.

Блок о рабочих говорил поэтах:
“Пусть нет у них большого мастерства,
Но это люди новой части света,
А будут люди — будут и слова”.

Он спрашивал с волненьем затаенным:
“Они какие? Что в них от земли?
О чем тоскуют по ночам бессонным
И любят ли снега и корабли?”

Три гостя утром посетили Блока.
Хозяин встал и не просил их сесть. —
Союз поэтов виноват глубоко,
Вернитесь к нам и окажите честь

Быть снова председателем Союза!
Кругом враги! Они вас не поймут!
У вас, у нас одно служенье музам,
Один язык и величавый труд.

Сомкнем ряды! За нами вся культура,
А что у них, у этих пришлых, есть? —
Но Блок смотрел внимательно и хмуро,
Но Блок молчал, не предлагая сесть;

Молчал и слушал он гостей нежданных.
— Ошиблись вы! На месте вы своем!
Мы разных вер, мы люди разных станов,
И никуда мы вместе не пойдем.

От жизни отвернулись вы с презреньем,
Давно пустой вы стережете храм,
Без божества, без вдохновенья!
Скажите, что мне делать там?

А вот еще:

Рембо читает Гумилёва

Марина Цветаева

Мне приснился убогий пейзажик, / Мутный блин из-за облачных штор, / Неглубокий помойный овражек / И заблеванный травкою двор. / / Догорал костерочек дебильный, / Обнажаясь золой напоказ. / И накрапывал дождик субтильный. / Стыл под ветром заплаканных глаз. / / Я стоял с глупой...

Не пойдём говорит...

Дмитрий Авалиани

не пойдём говорит / к ним в гости там нет ничего / что можно было бы съесть / выпить / или поцеловать

Вы мне написали правою...

Даниил Андреев

Вы мне написали правою, / за левую извиняясь, / которая была в гипсе - / бел-белое изваянье. / Вы выбрали пристань в Принстоне, / но, что замерло как снег / в откинутом жесте гипсовом, / мисс Серебряный век?.. / Кленовые листы падали, / отстегиваясь как клипсы. / Простите мне мою...

Ганс Вреден

Антон Балакин

Петербургские апокрифы / / I / / В числе иностранцев, привлеченных соблазнительными приглашениями Петра и преувеличенными слухами о быстрых наживах и возвышениях, Ганс Вреден прибыл осенью 17** года в Петербург. Он не имел определенных планов, надеясь на счастливую звезду свою, быстрый и х...

Невымышленный подвиг

Вероника Гудкова

Когда-нибудь в ГУЛАГе бригадир / или забитый этим бригадиром / жил призраками дивных бригантин, / которые и были прежним миром. / / Наивность - это древний документ, / хотя и не всегда нам оправданье. / Несбывшиеся сны - предмет / страданья, / и не для героизма постамент. / / ...

Смерть Гумилёва

Владимир Динец

Ужасный, страшный плен души, / Предсмертный, слабый крик... / Что в это миг он пережил, / Что понял в этот миг? / / Немой вопрос. Удар свинца. / Налитый кровью взор... / Судьбы, лукавой без конца, / Бесправный приговор. / / Ему казался тесен мир, / Он сам себя не зна...