“Без божества, без вдохновенья”

Материалы по теме:

Биография и воспоминания Критика
Союз поэтов выбрал Гумилева,
А Блок за неспособность был смещен.
И Гумилев спокойно и толково
Внедрял свой поэтический канон.

А Блок иное слушал: там, на Пряжке,
Стирали прачки, пели под окном
О миленьком в сатиновой рубашке
И “Яблочко”, гремя, катилось в дом.

Блок о рабочих говорил поэтах:
“Пусть нет у них большого мастерства,
Но это люди новой части света,
А будут люди — будут и слова”.

Он спрашивал с волненьем затаенным:
“Они какие? Что в них от земли?
О чем тоскуют по ночам бессонным
И любят ли снега и корабли?”

Три гостя утром посетили Блока.
Хозяин встал и не просил их сесть. —
Союз поэтов виноват глубоко,
Вернитесь к нам и окажите честь

Быть снова председателем Союза!
Кругом враги! Они вас не поймут!
У вас, у нас одно служенье музам,
Один язык и величавый труд.

Сомкнем ряды! За нами вся культура,
А что у них, у этих пришлых, есть? —
Но Блок смотрел внимательно и хмуро,
Но Блок молчал, не предлагая сесть;

Молчал и слушал он гостей нежданных.
— Ошиблись вы! На месте вы своем!
Мы разных вер, мы люди разных станов,
И никуда мы вместе не пойдем.

От жизни отвернулись вы с презреньем,
Давно пустой вы стережете храм,
Без божества, без вдохновенья!
Скажите, что мне делать там?

А вот еще:

Каменья

Елена Раскина

Земли лучей, не мучимой ветрами, / Счастливый гость, тебе легко идти / Ее лугов широкими коврами, / Где возросли на медленном пути, / Как лилии, не знающие тленья, / Прозрачные и ясные каменья. / / Ты их берешь с уступчивых стеблей, / И пальцам нежны влажные кристаллы. / Они струя...

Ведьма

Николай Богомолов

Луна, как голова, с которой / Кровавый скальп содрал закат, / Вохрой окрасила просторы / И замутила окна хат. / / Потом, расталкивая тучи, / Стирая кровь о их бока, / Взошла и - желтый и тягучий / Погнала луч издалека. / / И в хате мшистой, кривобокой / Закопошилось, поползло...

Прозрачный, светлый день…

Ш. Греем

Прозрачный, светлый день, / Каких весной не мало, / И на столе сирень / И от сирени тень. / Но хочет Гумилёв, / Чтобы без лишних слов / Я б ямбом написала / Об этой вот сирени / Не более трех строф / Стихотворенье.

Белым полем шла я ночью…

Миливое Йованович

Белым полем шла я ночью, / И странник шел со мной. / Он тихо сказал, качая / Белоснежной головой: / / - На земле и на небе радость - / Сегодня Рождество! / Ты грустна оттого, что не знаешь, - / Сейчас ты увидишь его. / / И поэт прошел предо мною, / Сердцу стало вдруг горячо. ...

О, задержи коня, тюльпан Шираза…

Вадим Баевский

"О, задержи коня, тюльпан Шираза, / Я пыльный дервиш на твоем пути, / И я остановил тебя - прости! - / Для легкого, как ласточка, рассказа. / / Мне снилось - в виноградниках Кавказа / Изгнанницей не хочешь ты цвести, / И юноша пришел тебя спасти - / Храни его Аллах от злого гл...

Слава

К. Ичин

Мильоны женских поцелуев - / Ничто пред почестью богам: / И целовал мне руки Клюев, / И падал Фофанов к ногам! / / Мне первым написал Валерий, / Спросив, как нравится мне он; / И Гумилёв стоял у двери, / Заманивая в "Аполлон". / / Тринадцать книг страниц по триста /...