“Без божества, без вдохновенья”

Материалы по теме:

Биография и воспоминания Критика
Союз поэтов выбрал Гумилева,
А Блок за неспособность был смещен.
И Гумилев спокойно и толково
Внедрял свой поэтический канон.

А Блок иное слушал: там, на Пряжке,
Стирали прачки, пели под окном
О миленьком в сатиновой рубашке
И “Яблочко”, гремя, катилось в дом.

Блок о рабочих говорил поэтах:
“Пусть нет у них большого мастерства,
Но это люди новой части света,
А будут люди — будут и слова”.

Он спрашивал с волненьем затаенным:
“Они какие? Что в них от земли?
О чем тоскуют по ночам бессонным
И любят ли снега и корабли?”

Три гостя утром посетили Блока.
Хозяин встал и не просил их сесть. —
Союз поэтов виноват глубоко,
Вернитесь к нам и окажите честь

Быть снова председателем Союза!
Кругом враги! Они вас не поймут!
У вас, у нас одно служенье музам,
Один язык и величавый труд.

Сомкнем ряды! За нами вся культура,
А что у них, у этих пришлых, есть? —
Но Блок смотрел внимательно и хмуро,
Но Блок молчал, не предлагая сесть;

Молчал и слушал он гостей нежданных.
— Ошиблись вы! На месте вы своем!
Мы разных вер, мы люди разных станов,
И никуда мы вместе не пойдем.

От жизни отвернулись вы с презреньем,
Давно пустой вы стережете храм,
Без божества, без вдохновенья!
Скажите, что мне делать там?

А вот еще:

Николаю Гумилёву

Николай Оцуп

Расскажу тебе (пробуждаясь немыслимо) / О последних строках войны. / Денщиков холостые истины - / Истекали злобой страны. / / По окопам сквернело мужество, / Мужиков воротило домой. / Не любовью, не верой, не ужасом - / Коктебель - исходил слюной. / / Африканскими снами бредивш...

Памяти Гумилёва

Андрей Станюкович

Гордо и ясно ты умер, умер, как Муза учила. / Ныне, в тиши Елисейской, с тобой говорит о летящем / медном Петре и о диких ветрах африканских - Пушкин.

Львиная старость

Ольга Новикова

Неоскудевшею рукой / И тварь пустынная богата, - / Есть даже львам глухой покой / В пещерах дальнего заката. / / Живите с миром! Бог велик, / Ему открыты дни и миги - / Архангел каждый львиный рык / Пером записывает в книге. / / Трудам пустынным меры есть, / И если лев исполн...

Триолеты

Константин Лаппо-Данилевский

I / / Михаиле Леонидыч, где ты? / Ко мне твой Гуми пристает. / Он не пустил меня в поэты / (Михаиле Леонидыч, где ты?), / Он посадил меня в эстеты, / Еще и снобом назовет! / Михаиле Леонидыч, где ты? / Ко мне твой Гуми пристает! / / II / / Нет, Н...

Могу познать, могу измерить…

Сергей Шумихин

Могу познать, могу измерить / Вчера вменявшееся в дым; / Чему едва ли смел поверить, / Не называю ль сам былым? / / Хотя бы всё безумье ночи / Мир заковало б в мрак и в лед - / А дух повеет, где захочет, - / И солнце духа не зайдет!

Любовь Валькирии (памяти Николая Гумилёва)

И. А. Курляндский

Ненавистное перемирие / Залегло в полях снеговых; / Надо мной рыдает валькирия - / Я опять остался в живых. Сколько лет уж она печалится / И с надеждой из боя в бой / Ждёт, когда под кованой палицей / Хрустнет череп норманнский мой И когда кровавые войны / Мне глаза стальные зальют -...