Клуб поэтов

Поэты собирались в клуб,
Как будто в гости к музе,
К печному милому теплу:
Литейный. Дом Мурузи,

В ту зиму здесь хозяин Блок,
Рачительный хозяин:
Достать товарищам паек,
Дать вечер для окраин.

— Нас горсть. Их тьмы. Они придут
И станут рядом с нами,
Неведомые, нам зажгут
Неведомое пламя.

Что знаем мы? Что нам принес
Эпохи голос чудный?
Молчат поэты. Лишь мороз
На улице безлюдной.

В ответ «Куранты» пел Кузмин,
Пришептывая нежно...
Александрия среди льдин,
Средь нашей ночи снежной!

И, отутюжен, вымыт, брит,
Слонялся Адамович:
Изящный стих, как смокинг, сшит,
Остроты наготове.

Поклон надменный Гумилева...
Осанка. Мелкие черты...
И осуждающее слово
С высокомерной высоты.

Порой застенчивостью тайной
Сменялся этот важный тон,
И мягкостью необычайной
Был собеседник изумлен.

Но с Блоком вместе, с Блоком рядом
Для Гумилева нет путей:
Прищуренным следил он взглядом
Боренье родины своей.

И страшно было увидать
В холодном гневе Блока, —
Умел он в споре промолчать
Презрительно-жестоко...
— А Блок совсем сошел с ума,
Зовет читать в районы!
— Должна поэзия сама
Создать себе законы!
…………………………………

— Прочтем стихи! — По одному
Прочли стихотворенью.
Москвы я помню кутерьму
И братское волненье...

А здесь ни споров, ни похвал,
Глухое состязанье:
Здесь Гумилеву Блок внимал
В безмолвном отрицанье.

И молча Блока слушал «Цех»,
Так чуждо, так прилично.
Был Гумилев надменней всех
В учтивости столичной.

Как два клинка, как два меча,
Стихи скрестились к бою.
Два мира бьются и молчат,
Два мира пред тобою...

— «Революционный держите шаг!
Неугомонный не дремлет враг».

А вот еще:

Учился у Гумилёва…

Гинтарас Патацкас

Учился у Гумилёва / На все смотреть свысока, / Не бояться честного слова / И не знать, что такое тоска, / Но жизнь оказалась сильнее, / Но жизнь оказалась нежней, / Чем глупые эти затеи, / Чем все разговоры о ней. /

В сумерках

Ренато Поджиоли

Комнату наполнили потемки, / Обняли, как ласковая мать. / Гумилева офицером тонким / В этот вечер буду вспоминать. / / Черными глазами заглянула / Ночь в окно открытое мое - / Девушка из горного аула / Взглядом темным так без слов поет. / / ...

Просыпаемся. Плачет звезда…

Карл Проффер

Просыпаемся. Плачет звезда / Об ушедших далеко, когда-то. / И проходят за годом года / И солдаты идут за солдатом. / / Это воинство мертвых солдат, / Гумилевскому подвигу верных / И идущих до райских врат / Своим шагом глухим, равномерным. / / На полях, на полях, на полях...

Одинокий, как вечность

Бриджит Райанн

Закрываю глаза, будто слепну... / Острота. Холодок серебристый. / Я внимаю таинственной лепке / В колдовской мастерской акмеиста. / / Расписными колоннами строчек - / Арабесками, витражами - / Весь он разный и древний, как зодчий / Мавритано-персидских керамик. / / Звонко...

Гумилёв

Илья Шамбат

Сегодня я почти достал до неба, / Где ждал меня любимый мой поэт. / Плыл огненным столпом вечерний свет. / Стихи же были мне дороже хлеба. / / Природа - жрец, ее беззвучна треба, / И вечности непостижим секрет. / Рассудок глух, но тело даст ответ / В лучах живительных и ярких ...

Сыну

Александр Шаумян

Фраза есть, точно вспышка зарницы: / "Не ступала людская нога"... / Верь мне, милый, нам это не снится - / Мы с тобою нашли те луга. / / Стелют ландыши коврик ажурный, / Так, что места не хватит следам, / И поэтому уж не хожу я, / А летаю, садясь тут и там. / / Здесь на сосн...