Клуб поэтов

Поэты собирались в клуб,
Как будто в гости к музе,
К печному милому теплу:
Литейный. Дом Мурузи,

В ту зиму здесь хозяин Блок,
Рачительный хозяин:
Достать товарищам паек,
Дать вечер для окраин.

— Нас горсть. Их тьмы. Они придут
И станут рядом с нами,
Неведомые, нам зажгут
Неведомое пламя.

Что знаем мы? Что нам принес
Эпохи голос чудный?
Молчат поэты. Лишь мороз
На улице безлюдной.

В ответ «Куранты» пел Кузмин,
Пришептывая нежно...
Александрия среди льдин,
Средь нашей ночи снежной!

И, отутюжен, вымыт, брит,
Слонялся Адамович:
Изящный стих, как смокинг, сшит,
Остроты наготове.

Поклон надменный Гумилева...
Осанка. Мелкие черты...
И осуждающее слово
С высокомерной высоты.

Порой застенчивостью тайной
Сменялся этот важный тон,
И мягкостью необычайной
Был собеседник изумлен.

Но с Блоком вместе, с Блоком рядом
Для Гумилева нет путей:
Прищуренным следил он взглядом
Боренье родины своей.

И страшно было увидать
В холодном гневе Блока, —
Умел он в споре промолчать
Презрительно-жестоко...
— А Блок совсем сошел с ума,
Зовет читать в районы!
— Должна поэзия сама
Создать себе законы!
…………………………………

— Прочтем стихи! — По одному
Прочли стихотворенью.
Москвы я помню кутерьму
И братское волненье...

А здесь ни споров, ни похвал,
Глухое состязанье:
Здесь Гумилеву Блок внимал
В безмолвном отрицанье.

И молча Блока слушал «Цех»,
Так чуждо, так прилично.
Был Гумилев надменней всех
В учтивости столичной.

Как два клинка, как два меча,
Стихи скрестились к бою.
Два мира бьются и молчат,
Два мира пред тобою...

— «Революционный держите шаг!
Неугомонный не дремлет враг».

А вот еще:

Мы прочли о смерти его…

Татьяна Аудерская

Мы прочли о смерти его, / Плакали громко другие. / Не сказала я ничего, / И глаза мои были сухие. / / А ночью пришел он во сне / Из гроба и мира иного ко мне, / В черном старом своем пиджаке, / С белой книгой в тонкой руке. / / И сказал мне: "Плакать не надо, / Хорошо, ч...

Но была ли на самом деле…

Эрик Бёрнер

Но была ли на самом деле / Эта встреча в Летнем саду / В понедельник, на Вербной неделе, / В девятьсот двадцать первом году? / / Я пришла не в четверть второго, / Как условлено было, а в пять. / Он с улыбкой сказал: - Гумилёва / Вы бы вряд ли заставили ждать. / / Я смутилась...

Теплое сердце брата укусили свинцовые осы…

Евгений Бонвер

Теплое сердце брата укусили свинцовые осы, / Волжские нивы побиты желтым палящим дождем, / В нищей корзине жизни - яблоки и папиросы, / Трижды чудесна осень в бедном величье своем. / / Медленный листопад на самом краю небосклона, / Желтизна проступила на теле стенных газет, / Кро...

Где снегом занесенная Нева…

Бабр

Где снегом занесенная Нева, / И голод, и мечты о Ницце, / И узкими шпалерами дрова, / Последние в столице. / / Год восемнадцатый и дальше три, / Последних в жизни Гумилёва... / Не жалуйся, на прошлое смотри, / Не говоря ни слова. / / О, разве не милее этих роз / У южны...

Современникам

Фикрет Цацан

Я вам тоже не пара, конечно. / Не случайно и я - акмеист. / Для меня лучше мастер заплечный, / Чем собой упоенный артист. / Мне близки иудеи, Элладу / Научившие в первый же век, / Что искусство дает лишь отраду, / Но без Бога ты не человек. / Уцелел прорицатель патмосский, / ...

Гумилёв-Ахматова-Модильяни

Витольд Дабровский

Как же вы жили, / грустные дети - / Коля и Аня? / Анино сердце - / через столетье - / всё модильянит. / Коля воюет - / с немцами, львами, / властью и болью... / Встретятся дети / где-то под сердцем / мудрого Бога. / / Боженька старый / скажет: ну чт...